elena_2004: (Default)
http://www.ng.ru/ng_exlibris/2010-08-26/4_nikitin.html
Прочитал в «НГ-ЕL» (05.08.10) статью Виктора Грибкова-Майского «Величие и трагедия Афанасия Никитина, или Внимательному читателю «Хождения за три моря».Сам автор, безусловно, человек внимательный, но хожение (именно такая форма этого слова была принята во времена Афанасия Никитина) тверского купца таит столько загадок, что над ними бьются уже несколько веков.Академик Измаил Иванович Срезневский писал: «Записки Никитина о странствиях в Персию и Индию в 1466–1472 годах – памятник в своем роде и для своего времени (пока не открылось других подобных) в такой же мере единственный и важный, как «Слово о полку Игореве», – были открыты Карамзиным и им одним доселе (написано в ХIХ веке. – В.В.) оценены по их значению в истории старой Руси ХV века».
Действительно, список «Хожения», обнаруженный Николаем Михайловичем Карамзиным в архиве Троице-Сергиева монастыря, поразил великого историка: «Доселе географы не знали, что честь одного из древнейших, описанных путешествий в Индию принадлежит России... В то время как Васко да Гама единственно мыслил о возможности найти путь от Африки к Индостану, наш тверитянин уже путешествовал по берегу Малабара...»Нелишне вспомнить, что корабли Васко да Гамы в Индию привел арабский лоцман Ахмед ибн Маджид (1498). Потом, правда, он горько раскаялся, ибо португальцы разрушили пушками и разграбили приморские города.Никитин же прошел неведомый путь сам, без провожатых.
О «Хожении» написано много, но один вопрос, важнейший, до сих пор без ответа: что он искал на краю Земли?
Большинство исследователей – от Николая Михайловича Карамзина до академика Дмитрия Сергеевича Лихачева – полагали, что Афанасий Никитин нечаянно очутился в Индии.Шел тверской купец с товарами в Астрахань. На Волге пираты пограбили ладьи с товарами, продали купца в рабство в Ширван, там он добывал нефть, потом увязался с купцами в Персию, там увидел торговцев-индусов – и так, невзначай оказался в Индии.Меня не устраивает «случайная» версия.Не убеждает и ответ Виктора Грибкова-Майского: «Никитин нашел свой товар – алмазы». А чего их было искать? Они и тогда, как и сегодня, продавались везде.Какую же невидаль и диковину искал тверитянин?Загадка!Но отгадку Афанасий сам дал в «Хожении».При этом ключ разобрал на три части и запрятал в разных местах рукописи. Их надо отыскать и собрать.Попробую.
Первое.
«А напутствовали меня великий князь Тверской (Михаил Борисович), великий воевода (Борис Захарьич Бороздин) и владыка Геннадий (Кожа)».Неужели всякого купца верхушка Тверского княжества, соперничавшего в ту пору с Москвой, так напутствовала? Конечно нет. Значит, было у Афанасия особое задание.
Read more... )
Однако судьба распорядилась иначе. Летописец так записал про Афанасия: «А сказывают, что, де, и (дескать. – В.В.) Смоленска не дошед, умер».Умер, до Твери «не дошед» и даже до границ Руси не дойдя – Смоленск был давно (с 1404 по 1514 год) под Литвой. На эту деталь мало кто обращает внимание.
Но полынной горечью пропитаны последние слова «Хожения»: «Пусть устоится Русская земля, а то мало в ней справедливости. Боже, Боже, Боже, Боже!» (эти строки Афанасий зашифровал на тюркском, персидском, арабском языках).Где умер, где похоронен Никитин, неведомо. Хорошо, хоть «тетрати» его сбереглись.А подвиг по сей день недооценен, недоосмыслен ни родиной, ни Русской церковью (надеюсь, настанет время, и будут его чтить как иноков-воинов Пересвета и Ослябю, как флотоводца Федора Ушакова), ни даже Службой внешней разведки, которой Никитин, по сути, положил начало и крепкое основание.Мудро замечено: «Достаточно одной жизни, чтобы обрести бессмертие». Никитин по праву обрел его своим подвигом, своей верой, своим служением Отечеству.И даже именем своим – Афанасий (от греч. атанасос – бессмертный).
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tverzha_ru в Поход в Страну Тудовлян. 1-й этап.


01-02 июня состоялся организованный Твержей первый этап похода по центральным районам Тверщины - исторической Тверской Кривии. Мы благодарим всех, кто откликнулся на приглашение поучаствовать в нём. Отдельное спасибо Яну Крамерову за участие в подготовке маршрута и услуги проводника и Евгению Петрову за важную информацию и надежду на второй этап похода.

  • Молодая Волга

  • Литовский рубеж

  • Оковецкие были

  • Страна, которой нет


Read more... )
elena_2004: (Default)

полностью http://azkij.livejournal.com/81478.html
Кульминационной победой Западной, римско-католической Церкви на территории Восточной Европы, несомненно, было т.н. крещение Литвы. В вышеупомянутой статье я позволил себе сделать следующее замечание: "под 1386 годом записано в истории Польши крещение Литвы. По существу же, в Великом Княжестве Литовском в то время было ничтожное число язычников, а огромное большинство жителей давно уже приняло православную христианскую веру. Старейшие храмы в Вильне и Гродне принадлежали именно этому обряду. Крещением же окрестили, собственно, только интронизацию Католической Церкви в Литве".

На это проф. Оскар Галецкий так выступил против моих взглядов: "...альтернативой, перед которой тогда стояли литовцы, было отнюдь не: Рим или Византия, — но: союз с Западом или с Москвой. Сегодня мы знаем, что, если бы Ягелло не женился на Ядвиге, он взял бы за себя дочь Дмитрия Донского и стал бы вассалом Москвы. Выгода Католической Церкви была в этом случае, как и во многих других, выгодой для всего Запада... Она была также выгодой, а то и попросту спасением для литовцев, которым грозило поглощение русско-православным большинством Великого Княжества, если бы это государство оказалось в орбите Москвы".
Читаю и глазам своим не верю!.. Как же могли литовцы и Ягелло видеть тогда положение дел глазами сегодняшнего польского историка? Почему Ягелло, сын Юлиании, тверской княжны, и Ольгерда, первого великого "собирателя земель русских", девизом которого было: "Omnis Russia ad Lithuanos debet simpliciter pertinere", должен был, как пишет проф. Галецкий, спасать от "русско-православного поглощения" Великое Княжество или опасаться, что Литва станет "вассалом Москвы"? Ведь дело обстояло как раз наоборот! Москве угрожала возможность стать вассалом Литвы.
Отец Ягелло, Ольгерд, выступил с идеей освобождения всей Руси от татарского ига. В 1355-1363 гг. он занял Ржев, Смоленск, Мстиславль, Брянск, Торопец, Киев. Женитьба на Юлиании дала ему сильное влияние на Тверь. С Дмитрием Донским он сражался не на Вилии или Немане, но на Оке, Калуге и верхней Волге. В 1368 и 1370-1371 гг. он подходил к Москве. В зависимость от Литвы по-пали Вязьма, Новосиль, Козельск, Можайск и Коломна; границы Литвы отстояли от Москвы на сто километров, и не кому иному, а Москве грозила "вассальная зависимость" от Литвы. Ольгерд окружал Москву железным кольцом, готовясь ликвидировать это последнее препятствие к тому, чтобы Литва воцарилась надо всей позднейшей Россией. Мощь Литвы была так велика, что, как это справедливо отмечает проф. Роде, она смогла на протяжении 33 лет княжения Ольгерда не только отразить 96 набегов крестоносцев, но и ответить им 42 набегами на земли ордена. В Новгороде сидят Гедиминовичи, Великие Луки стали литовским кондоминиумом. Только на Оке сталкиваются соперничающие интересы обоих "собирателей земель русских". Литва была соперником Московской Руси. Так что ни о каком "спасении" от русского православия, на которое ссылается проф. Галецкий, не могло быть и речи.

Read more... )

elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] azkij в post

Юзеф Мацкeвич

Если б я был ханом

- Трудно требовать от редактора, чтобы он печатал статьи, носящие принципиальный характер и не совпадающие с линией, представляемой журналом.

- Это ясно. Но если другого такого издания нет?

Я недавно с величайшим интересом прочитал первый том вышедшего по-немецки труда проф. Готтхольда Роде "Восточная граница Польши". Главным образом, из-за того, что проф. Роде пишет о событиях, происходивших между Вислокой, Вислой, Неманом и Угрой, Окою и Доном со времен Мешко I до Радомской унии 1401 г., — и при этом он не поляк, не русский, не украинец, не литовец и не белорус, а так называемое "третье" лицо (в этом случае точнее — шестое). Допускаю, что, если бы труд касался польско-немецких отношений, я приступил бы к его чтению с некоторым заведомым скептицизмом, поскольку проф. Роде — немец.
Такого рода предубеждение против историков, принимающихся за рассказ об истории "своих" народов, должен выработать в себе, собственно говоря, каждый читатель. Ибо никто еще, кажется, не написал объективной истории "своего" народа. По крайней мере, я такой до сих пор не читал. Существуют, разумеется, определенные градации субъективности, а в либеральном XIX веке обязывали границы порядочности или попросту обычной человеческой честности, которые, заметим, при националистическом шовинизме и коммунистической диалектике XX века перестали обязывать. Но пристрастность была всегда. Эта пристрастность утомляет, а то и прямо нагоняет скуку на читателя, который интересуется не соответствием изложения государственным соображениям эпохи автора, а истинным ходом событий.
Польские историки не составляют исключения из этого правила, а иногда даже классически выставляют свои пристрастия на показ. Нередко читаешь проницательный анализ, констатируешь глубокие знания, истинную эрудицию, покуда речь идет о критике своего народа в его внутренних делах или о справедливых внешнеполитических интересах. Польши. Зато никогда мне не встретилось, чтобы интересы соседей по отношению к Польше хоть раз были признаны справедливыми. Например, интересы Германии или России. Охотно верю, что в большинстве исторических случаев это соответствует истине. Но, с другой стороны, встает вопрос: может ли человек в здравом уме поверить, что из трех народов А, В и С, границы которых примыкали друг к другу на протяжении тысячи лет, в любом споре на протяжении той же тысячи лет прав всегда был один только народ А, а народы В и С — никогда? Или все-таки в такое удивительное историческое совпадение трудно поверить? Пожалуй, трудно. Просто потому, что народы состоят из людей, а ни их органический состав, ни условия бытования на нашей планете не таковы, чтобы одной человеческой группе на протяжении тысячи лет гарантировать исключительно праведные побуждения, а другим — исключительно неправедные. Естественно, при изображении прошлого многое зависит от уровня ученого-историка; однако мы должны признать, что в популярной практике польскую историографию можно свести к следующей формуле; Жолкевский в Москве — герой, Суворов в Варшаве — преступник.

Read more... )
elena_2004: (Default)
http://www.krimoved-library.ru/books/zagadka-knyazhestva-feodoro15.html
Огромная роль Византии в объединении во второй половине XIV века разрозненных княжеств Северо-Восточной Руси не вызывает сомнений. Патриарх Филофей Коккин, который, по всей видимости, был главным автором этого плана, и его единомышленники полагали, что в случае объединения усилий Руси с Великим княжеством Литовским, чьи князья должны были принять православие, русским княжествам легко удастся выйти из-под влияния Орды и изгнать татар из Северного Причерноморья. В дальнейшем политический, военный и экономический потенциал литовско-русского союза предполагалось использовать на Балканах для борьбы с агрессией турок-османов.
Великое княжество Литовское в это время играло ведущую роль в Восточной Европе. После победы при Синих Водах его территория простиралась от Балтийского до Черного моря. Хотя официальной религией Литвы было язычество, большинство населения русских земель, находившихся под ее властью, исповедовало православие, да и почти все князья литовского государства были тесно связаны родственными узами с домом Рюриковичей. Держава Ольгерда была идеальной базой для организации Восточного Крестового похода.
Однако в Константинополе сделали ставку на Московское княжество. Причина этого заключалась в том, что Литва увязала в борьбе с католическими рыцарскими орденами и была готова на компромисс как с Римом, так и с Золотой Ордой.
Москва с ее военно-монашеским обликом, религиозностью и аскетизмом, несомненно, больше импонировала византийцам, чем полуязыческая Литва. Немалую роль в выборе Москвы в качестве политического центра антиордынской коалиции сыграл и такой важный фактор, как распространение на Руси исихазма трудами Сергия Радонежского.
Деятельность последнего была хорошо известна в Византии. Именно Филофей Коккин разрешил преобразовать преподобному Сергию свою общину в мужской монастырь. Тесные отношения связывали византийских исихастов и с митрополитом всея Руси Алексием, получившим митрополию при активной поддержке патриарха Филофея. Митрополит Алексий и игумен Сергий оказывали большое влияние на великого князя Московского Дмитрия Донского.
Разумеется, сторонники исихазма вряд ли могли достичь подобного влияния при дворе язычника — великого князя литовского.
Между тем реализации плана в первую очередь мешало тесное союзничество самого Дмитрия с Мамаем. В 1371 году Дмитрий получил ярлык на великое княжение от ордынского темника и установил с ним дружеские отношения. В 1372 году он вместе с татарским отрядом комбинированным ударом опустошил земли соседнего рязанского княжества.
Московское княжество выступало в качестве естественного противника Литвы, постоянно угрожавшей ослабленной Золотой Орде. Такая ситуация устраивала Мамая. Он мог сосредоточиться на борьбе с Чингизидами за власть, не опасаясь удара в спину с запада.
Read more... )
elena_2004: (Default)
[1514] «Пришел князь великий сам и с своими братьями Осада Смоленска 1514 г.,под город Смоленск с многими силами и с великим нарядом пушечным. И пушки и пищали большие около града поставив, повелел бить град со всех сторон и приступы великие чинить без отдыха; и огненными пушками в град бить, так что от пушечного и пищального и людского кричания и вопля, также и от градских людей супротивного боя пушек и пищалей земля колебалась, и друг друга не видели, и весь град в пламени и в дыму, казалось, вздымался. И страх великий напал на горожан, и начали из града кричать, чтобы великий государь пожаловал, меч свой унял, а бою велел перестать, а они хотят государю бить челом и град сдать» [17].
Без деблокирующей армии не мог тут помочь и очередной привилей, выданный теперь уже Сигизмундом I Смоленску, где прямо подчеркивалась роль смолян в обороне восточных границ ВКЛ [18]. Ничем не мог помочь ВКЛ и авторитет смоленского владыки Варсонофия, заклинавшего жителей «защищать крепость до последнего» [19]
И снова подведем промежуточный итог: смоленская элита в войнах конца XV-первой четверти XVI века деятельно и отважно сражалась за своего сюзерена, за великого князя литовского и короля польского против превосходящих сил противника. А героическая оборона Смоленска в четырех (!!!) компаниях помогла ВКЛ пережить весьма тяжелый период своей истории, когда под натиском стремительно расширяющейся Москвы его великие князья часто демонстрировали растерянность и неспособность к быстрым и решительным ответам на вызовы времени.
Стены Города приняли на себя самый тяжелый, самый яростный натиск, и после 1514 года давление на ВКЛ с востока начало временно слабеть.
--
И интересней всего понять, как и отчего произошла такая удивительная метаморфоза с городом-героем нашего опуса. Для этого придется вернуться в конец прошлого раздела, в 1514 год, когда победоносные войска Василия III присоединили Смоленск к России. Честно признаюсь, я не симпатизирую этому великому князю, но вот смоленская победа была им оформлена красиво. Государь сумел сразу сделать сильный ход, дав волю сидевшим в осаде служилым людям: «И которые похотели служите великому князю, и тем князь великий велел дать жалование по 2 рубля денег да по сукну по лунскому и к Москве их отпустил. А которые не похотели служить, а тем давал по рублю и к королю отпустил» [20].
Многие из наиболее верных людей «литовской партии» воспользовались предоставленной возможностью, что подтверждается списком розданных смоленским боярам в ВКЛ хлебокормлений в 1514 году. Выехали представители виднейших боярских фамилий: Плюсковы, Ходыкины, Кривцовы (вспомните имена пленников, взятых в 1493 году московскими войсками в верховских городках!) [21]. Но многие предпочли остаться, особенно с учетом того, что Василий III «не повеле у них … тех поместий отимати, повеле им по прежнему владети, кто чем владеет» [22].
Read more... )
elena_2004: (Default)
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1560-1580/Dok_livon_vojne_2/1/1.htm
Да (буква Д выделена так же, как цифры - утолщением и укрупнением) ехали с Невля в государя нашего отчину в Полотцк после Велика дни на семой неделе в четверг /л. 3/ майя в 31 день полотцкого архиепископа Антонья дети боярские Петр Бегичев, Юрьи Дичков, Степан Микифоров, Михайло Ступишин, Офонасей Иванов, Давыд Чюлков, Михайло Кобылин, Григорей Федоров, Гаврило Хворощин, да подьяк Ивашко Олферьев, да повар Краско Иванов, да оловяничник Савка Остафьев, да помяс Ульянко Киселев, да конюх Батрачке. И как они будут промеж Невля и Ситны, не доежжая за три версты Зеленых Вод, на Стрелице, и тут на них пришли из Витепска государя вашего люди многие, Григор да Ашамакан с товарыщи да их громили и Петра Бегичева да Юрья Дичкова ранили, а живот у них архиепискупль и их поимали. И тот живот в Витепску Мартын Данилов Курчев да Иван Бобоед сыскав держат у собя, а Григора с товарыщи про то посадили в тюрму.
И мы о том погроме писали в Витепск к Станиславу Паце с посланником своим с Сенькою з Голохтионовым июля в 12 день, чтоб он тот живот прислал к нам в Полотцк. И к нам из Витепска государя вашего люди Мартын Данилов Курчев да Иван Бобоед в своем листу отписали, а ялись тот живот сыскав, прислати к нам. А мой посланник Сенька Голохтионов того громленого живота у государя вашего людей в Витепску у хоружева крестьянина у Иванка купил - подьякову Ивашкову шапку кунью под сукном под черленым, а окол соболей, да Юрья Дичкова рубашку красную пошевную, да тое шапку и рубашку и ко мне привез. Да у того ж у хоружево у крестьянина у Ивашка поимался за Петрову Бегичева однорятку за серу, завяски на ней шолковы з золотом. И хоружий тово своего крестьянина Ивашка посадил в железа, а однорятку взял к себе. [26]

Да (буква Д выделена так же, как цифры - утолщением и укрупнением) майя в 31 день писал ко мне из государя нашего города из Сокола государя нашего воевода князь Иван Дмитреевич Ростовской: приходили государя вашего люди от Сокола с версту апреля в 28 день да взяли на пашне трое лошадей, да майя в 2 день приходили государя ж вашего люди за рекою за Нищою, от Сокола с полверсты, да взяли на пашне двое лошадей. Да майя в 22 день приходили государя вашего люди, да взяли /л. 4/ на пашне пятеро лошадей, да убили казака, а иных ранили да на лесу взяли дву казаков, да две жонки, да девку.

Да (буква Д выделена так же, как цифры - утолщением и укрупнением) июня в 1 день приходили из государя вашего городка з Десны десенские казаки Мосол да Мишук Офонасьев сын Ермошина, Ондрейко Бабин, Сенька Офонасьев сын Яковлев со многими людьми в государя нашего отчину в Полотцкой уезд в Егорьевскую волость, и государя нашего крестьян Тимофейка Овсеева, Степанка Терентьева, Игнатка Максимова, Степанка Ефимова, Максимка Гаврилова, Герасимка да Ваську Гавриловых воевали и животы их, лошади, коровы и всякую животину поимали, а их и жены их и дети побили.
elena_2004: (Default)
№ 5. 1572 г. июня 15. — Грамота о таможенном конфликте (о не пропуске русских торговцев с хлебом через Витебск).

/л. 1 / Божею милостью государа цара и великого князя Ивана Василевича всея Руси, влодимерского, московского, новогородского, цара казанского, цара астороханского, государа псковского и великого князя смоленского, тверского, югорского, пермьского, вятского, болгарского и иных, государа цара и великого князя Новагорода Низовские земли, черниговского, резанского, полоцкого, ростовского, ярославского, белозерского, удорского, обдорского, кондинского и государа земли Вифлянския и иных от боярина и наместника и воеводы полоцкого от князя Андрея Ивановича Суздальского, Жикгимонта Августа короля польского и великого князя литовского, руского, пруского, жомойтского, мазовецкого и иных воеводе витебскому, старосте трабъскому, державцы суражскому, Станиславу Миколаевичу Пацу.
Писал ко мне из Витебска Иван Бобоед июня 2 день, что государа нашого люди из государа [44] нашого городов в господара нашого отчину город Полоцк ходят Двиною рекою в судех мимо государа вашого город Витебск с хлебными запасы. И он вперед государа нашого людей с хлебными запасы мимо государа вашого город Витебск в Полоцк пропущати не хочет, а которые государа вашего люди видбляне ис господара вашего городов с хлебными запасы Двиною рекою в судех ходят мимо государа нашого отчину город Полоцк и мы их государа своего пошлинником пропущати велим без всякое зачепки и пошлин с них никаких имати не велим.
И ты бы потомуж государа нашего людей с хлебными запасы в Полоцк мимо Витебск пропускати велел без всякое зачепки, и государа своего пошлинником пошлин з них имати никаких не велел. А будет ли государа нашего людей с хлебными запасы в Полоцк /л.2/ мимо Витебск пропущати не велишь, и мы потомуж государа вашого людей с хлебными запасы мимо Полоцк пропущати не велим. Да поехали государа нашого полоцкие купцы Третьяк Столечников да Иван Быков с товары своими торговати у Витебск, и ты бы им з государя своего людми торговати велел, и государа своего пошлинником пошлин никаких с них имати не велел, а как они поторгуют, и ты бы их велел отпустити от всякое зачепки. А которые государа вашего люди поедут в господара нашого отчину город Полоцк, и мимо государа вашего землю без твоих грамот, и мы их пускати не велим.

Писан у государа нашого отчине в городе Полоцком лета 7080 июня в 15 день.
elena_2004: (Default)
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1560-1580/Dok_livon_vojne_2/pred1.htm

«Обидные списки» - источники, хорошо известные в историографии. В посольских книгах по сношениям России с Польшей ( РГАДА, Ф. 79) сохранился ряд подобных документов, но несколько более позднего времени (с 1580-х гг) 10. В данном документе в основном идет речь о наездах на поселения и дорожных грабежах. Разбойные отряды состояли, видимо, из городовых казаков Витебска, Дрисы, Дисны и прочих мелких служилых людей, вынужденно бездействовавших во время перемирия. Они были относительно многочисленны и хорошо организованы; возглавлялись своими начальниками периода военных действий. В противном случае трудно представить себе разгром русского отряда (обычно сопровождавшего обоз) из 20-50 вооруженных казаков или стрельцов. Например, стрелецкий отряд Д. Уварова потерял 11 человек убитых и 15 пищалей. Сильно страдало сельское население - его убивали, угоняли в плен, забирали скот и лошадей (иногда прямо с пашни), вымучивали пытками деньги. Иногда в плен забирали, видимо в расчёте на выкуп, богатых и знатных дворян (например, О. М. Клокачова, И. Ознобишина, кн. Василия Ростовского). Нападали даже на служилых и посошных людей, посланных на исправление дорог и мостов для проезда литовского посольства (см. № 6).
С другой стороны, в части документов (грамоты кн. А.И. [16] Ногтева-Суздальского С. М. Пацу - № 3-6) содержатся интересные сведения о хлебной торговле в этом регионе: русский воевода требует, чтобы с купцов - царских подданных не брали пошлин и не чинили им препятствий согласно договору (в противном случае угрожает соответственными санкциями против витебских торговцев), что свидетельствует об интенсивных торговых отношениях во время относительно недавно заключенного перемирия (22 июня 1570 г.).
Данные материалы позволяют также частично реконструировать состав военных сил Великого княжества Литовского на этом беспокойном участке границы, в том числе гарнизонов Витебска и Дрисы. Жалобы русской администрации отмечают активность продолжающейся на русско-литовском пограничье «малой войны» вопреки заключенному Иваном IV и Сигизмундом II Августом трехлетнему перемирию. Несмотря на относящиеся именно к спорному полоцкому участку границы предписания пограничным властям «не воевати ни зацепляти ничем» и «полоцких пригородов промеж описанных рубежей в тое з обу сторон до урочных [17] лет не вступатися» 20. Данные документы свидетельствуют одновременно о стремлении следовать букве договора, регулирующего порядок разрешения пограничных инцидентов: «А в те перемирные лета какова учинитца обида меж наших князей и людей в землях и в водех и в иных каких обидных делех, и наши князи и наместники и волостели украинные, сослався, обидным делом всяким управу вчинити на обе стороны» 21.
Полоцкий воевода, очевидно, неудовлетворенный реакцией на свои демарши своего витебского коллеги, вынужден был видимо аппелировать в высшую инстанцию - к канцлеру, понимая, что тот вряд ли будет заинтересован в углублении конфликта с возможным привлечением назначеных монархами с обеих сторон комиссий 22. В свете указанных грамот за апрель-июнь 1572 г. становится ясно, что ратификация московского «перемирного» договора в мае 1571 г. осуществленная Сигизмундом II Августом в присутствии царских послов кн. Т. Ф. Мещерского с товарищи, особенно способствовала урегулированию положения на полоцком рубеже. К сожалению, в известных доселе бумагах С. М. Паца не имеется иных подобных документов 23. Материалы эти не дают основания предположить, что события выливались в значительные военные операции; набеги как правило носили характер разведывательный («да посылал с Улы ротмистр Рочковской для языков и добычи») и терроризирующий, дабы не допускать оседания царских подданных на спорных территориях, а так же грабительский, поскольку иным путем литовским военачальникам не удалось бы обеспечить своих не получающих регулярного жалования [18] подчиненных 24. Однако в иных случаях литовская администрация сурово наказывала за грабеж и выражала готовность к полному удовлетворению потерпевших с российской стороны, возможно, правда, в связи со скандальным фактом ограбления подчинённых высокого церковного иерарха 25. Правда, и в данном случае далее обещаний дело за целый год не продвинулось, о чем кн. А.И. Ногтев напоминал С. Пацу в своей грамоте от 30 апреля 1572 г. (см. № 3).
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] fon_eichwald в О чём грустит Станчик - шут с лицом Яна Матейко


Как звали этого человека, точно неизвестно. Может быть, Станислав Гуса; может быть,Станислав Вассота. В те времена имя "Станчик" как вариант имени "Станислав" вообще было очень распространено. Есть даже мнение, что не было никакого шута двух Сигизмундов с таким именем, - его, мол, придумали писатели польского Возрождения во главе с Яном Кохановским. Особенно эта версия была популярна в 19-м веке. Некоторые думают, что шут всё-таки был, но самый обычный, а позже ему придумали применение эзопова языка, высокие думы в духе небезызвестного персонажа из "Короля Лира" и острые выпады на околополитические темы.
Read more... )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] max_pragensis в Крепость СОКОЛ. Ливонская война
X_сокол

Крепость "Сокол" была построена по приказу царя Ивана IV Грозного в 1566 году, в годы ливонской войны, на месте слияния рек Дрисса и Нища для охраны отвоеванных земель. По тем временам это было мощное укрепление из 11 башен, окруженное деревянной стеной, валом и рвом.Сокол был заложен в октябре 1566 г. «усть Нищи реки», при впадении той в Дриссу.Гравюра, сделанная по рисунку секретаря Стефана Батория Ст. Пахоловицкого

Подковообразная в плане, она была расположена рядом с местом впадения реки Нищи в Дриссу. С трех сторон она была окружена упомянутыми реками, а с четвертой, восточной, строителями был прорыт ров, прикрывавший частично еще и северный фас крепости. Конструкция укреплений, скорее всего, если судить по рисунку, была стандартной (если так можно выразиться) для русской фортификационной техники того времени – земляной вал, в основе которого находились засыпанные грунтом деревянные (дубовые - ?) городни.
Поверх вала шел палисад с прорезанными в нем бойницами и десять 2-х – 3-х ярусных деревянных же башен. Четыре из них имели в плане четырехугольную форму, остальные шесть были срублены восьмериком. С северной стороны находились ворота, а с юго-восточной от Дриссы строителями под валом был прорыт рукав, ведущий к небольшому пруду – источнику воды для гарнизона Сокола. Восточная часть внутреннего пространства крепости была плотно застроена домами, в которых жили ратные, приказные и начальные люди. Кроме того, в крепости имелось по меньшей мере две церкви.

Более подробно о роли крепости в русско-ливонской войне ЗДЕСЬ
Эту и многие другие старые планы и карты территории ВКЛ и Беларуси вы найдете на портале КАРТЫ.BY

Шкоты

Jun. 20th, 2016 01:46 pm
elena_2004: (Default)
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%BA%D0%BE%D1%82%D1%8B
Шкоты, Шоты — в белорусских и польских источниках XVI–XVII веков название шотландских иммигрантов, осевших в Речи Посполитой.
Еще в 1503 году Петриковский сейм рассматривал проект поселения шотландских колонистов в литовских замках на Днепре, опустошенных во время войны Московского государства с Великим княжеством Литовским 1500—1503 годов. Позже шотландцы появляются в Литве и как наемники в армии, и как мирные мелкие торговцы. В последнем качестве с 1563 года сеймовые конституции упоминают их как серьезных конкурентов местного купечества и облагают дополнительными налогами. Несмотря на жалобы и преследование, шотландцы быстро практически монополизировали торговлю целыми категориями товаров, известными как «речи шкоцкие»: полотенца и рукавицы, бусы и белила, веники и ножи, гребни и нитки, иголки, наперстки и чулки и т.д. Поселение шкотов в Речи Посполитой приобрело такой размах и известность, что английский драматург Джон Уэбстэр писал в пьесе «Белый дьявол» (1610) о «сороках тысячах шотландских торговцев в Польше».
В 1583 году, совершая паломничество в Палестину, Радзивилл Сиротка писал об увиденных им в Сирии уличных торговцах-друзах, что они «как наши шкоты в коробах различные мелкие вещи для продажи носят по улицам». Одним из наиболее известных профессоров философии Виленского университета в XVI веке (1570–1575) был иезуит из Шотландии Джон Хэй (1546–1607). Медный шотландский пенни с 1640-х стал первой медной монетой в обращении на территории Беларуси.
Будучи кальвинистами по вероисповеданию, шотландцы преимущественно селились в городах и поселках, принадлежавших литовским магнатам-кальвинистам. Особенно большие поселения шкотов в XVII веке существовали в резиденциях кальвинистской ветви Радзивиллов — Слуцке и Кейданах. По воспоминаниям П. Гордона, Януша Радзивилла и его сына Богуслава, они «имели компанию целиком или преимущественно из шотландцев». Некоторые из них при финансовой помощи и опеке Радзивиллов занимались наукой и искусством; например, Дж. Джонстон издал в 1665 году в Амстердаме книгу «Thaumatographia Naturalis», посвященную Янушу и Богуслава Радзивиллам.
В войнах Речи Посполитой с Россией шотландцы участвовали как наёмники с обеих сторон, иногда по несколько раз переходя на сторону противника. Большое количество шкотов из армии шведского генерала Горна попала в плен к литовскому референдарию Александру Госевскому при занятии им крепости Белой на Смоленщине в 1610 году. При осаде Смоленска в 1634 году под командой последнего находилась шотландская драгунская хоругвь (200 человек).
Постепенно шотландцы ассимилировались местным населением, принимали традиционные имена и фамилии. Так, в реестре пинских купцов (1620-е) перечислены 4 шотландца: Томило Олешкович, Петр Шимкович, Олешко Охремович и Луцъя Литвинович.
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] uliaushuk в Miscellanea jesuitica (I)
Размышления о роли иезуитского коллегиума в городах Великого Княжества Литовского.
Коллегиум это учреждение, имеющее инфраструктурную и социальную составляющую.
Коллегиум создавался навечно, но в тоже время для каждого из членов сообщества он был временным пристанищем. До момента смерти. Потому что иезуита хоронили в том том коллегиуме, в котором или на пути к которому он умер. Орден был ликвидирован раньше, чем появилась практика хоронить покойников на кладбищах за пределами городской черты. Поэтому в Беларуси иезуиты спят в подземельях своих уцелевших костелов до сих пор. При жизни они были постоянными странниками. Практически ежегодно они перемещались из одного орденского дома в другой и даже за столом трапезной не имели постоянного места.
В ВКЛ коллегиумы были крупнейшими землевладельцами. В работах Я.Н.Мараша подчеркивается огромность их доходов. И тут кроется парадокс. Коллегиумы, то есть учреждения, имели огромные доходы, а их члены не могли их обратить на себя. Ибо каждый иезуит в отдельности совершенствовался в нестяжании, то есть в бедности. Деньги шли на уставные цели: содержание школы, костела и благотворительность. Так, например, Петр Скарга основал благочестивый банк. Банк кредитовал без процентов. Не знаю, продержался ли этот банк до смерти Скарги. Возможно, разорился раньше. В любом случае, с точки зрения светских современников Скарги, такой банк был чудачеством и бесхозяйственной расточительностью.
Такой же бесхозяйственностью отличалось сельское хозяйство иезуитов. К своим крестьянам иезуиты пытались относиться как к младшим братьям. Особенно в 16 веке, когда большинство иезуитов происходило из иностранцев-мещан или местной малоимущей шляхты. А крестьяне благополучно наживались на этом отношении.  Об экономической доктрине иезуитов можно узнать из текста 17 века "О лихве". Мне показалось, что это сплошной социализм.
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] uliaushuk в Miscellanea jesuitica (IV)
Иезуитский коллегиум это специфическа система людей и зданий. Она находится внутри другой специфической системы людей и зданий, называемой городом. Меня интересуют взаимоотношения коллегиума и города в Великом Княжестве Литовском в 16-18 вв.
В коллегиум ходят учиться студенты. Это дети окрестной шляхты и городского патрициата, если патрициат в данном городе есть. В принципе, в коллегиум принимают любых детей, если они проявляют способности к учебе. Некатоликов тоже. Обучение бесплатно. Да, речь идет о мальчиках. С девочками в описываемое время ситуация другая и их учат в других монашеских учебных заведениях.Обучение бесплатно. Но надо иметь возможность спать, есть, стираться, да и готовиться к занятиям, в конце концов.
Иезуиты не занимались общежитиями.Несколько раз они попытались создать конвикты (от лат. совместное питание), но не смогли обуздать молодежь.В книге О'Мэйли "Первые иезуиты" описан этот неудачный опыт. Очень похоже на сцены, описанные Антоном Макаренко в "Педагогической поэме".Иезуиты, чтобы не плодить ганги малолетних, решили не собирать мальчишек под одной крышей и оставить ответственность за них родителям.  Чтобы не быть голословным, надо вспомнить о тумулте (массовых беспорядках) виленских студентов, описанном в Балицким в истории Виленского университета.Началось с толкотни после театрального представления, где присутствовал король Владислав Ваза, а окончилось перестрелкой с регулярным воинским подразделением на перекрестке дорог на Ивье и Ошмяны.
Read more... )
elena_2004: (Default)
346 гадоў таму бацька напісаў ліст сыну, тэкст якога актуальны і ў век інтэрнэту. Унікальны дакумент знаходзіцца сярод захаваных актавых кніг полацкага магістрата ў Нацыянальным гістарычным архіве Беларусі. Яго адшукаў і пераклаў з польскай мовы старшы навуковы супрацоўнік навукова-тэхналагічнага парка БНТУ «Палітэхнік» Максім Макараў.
Спачатку бацька адмовіў
— Тое, што будзе ніжэй, пасля маіх каментарыяў, гэта ўстаўка прыватнага ліста ў полацкія магістрацкія кнігі. Выпадак унікальны, а для полацкай дакументальнай спадчыны адзінкавы. Падчас вайны 1654−1667 гадоў значная частка полацкага мяшчанства пакінула горад і перасялілася ў заходнюю частку ВКЛ. «Перасяленцы» аселі, у прыватнасці, у Вільні і Коўні (цяперашні Каўнас). Сярод іх быў Андрэй Казловіч. Ён пасля вайны пражываў у Коўне, — каментуе знаходку Максім Макараў.
Пра яго сына можна сказаць наступнае. Максім Андрэевіч Казловіч (Maxіm Andrzeіewіcz Kozlowіcz) згадваецца як полацкі лаўнік (прысяжны засядацель). У 1670 годзе ён піша ліст да бацькі з просьбай аб матэрыяльнай дапамозе. Атрымлівае адказ. Бацька так раз’юшыўся, што нават ужыў ненарматыўную лексіку. Але пасля вырашыў дапамагчы, распавядае навуковец.
Бацька адмовіўся даць сыну грошы, але дазволіў яму прадаць частку сямейнай полацкай нерухомасці і выкарыстаць сродкі на сваю патрэбу. Галава сям'і не перадае натарыяльна засведчаны акт на нерухомасць праз чужога чалавека. Дарогі ў пасляваенны час былі вельмі небяспечнымі. І абяцае аддаць адпаведны дакумент у выпадку асабістай сустрэчы.
— Таму, калі Максім быў вымушаны ў 1676 годзе прадаваць нешта з названай нерухомасці, яму была патрэбна дакументальная падстава — зафіксаванае на паперы права. І ён быў вымушаны размясціць у полацкіх магістрацкіх кнігах такі з’едлівы ў дачыненні да сябе ліст, — працягвае даследчык.
Пра Максіма Казловіча мы раней пісалі ў артыкуле, прысвечаным дзейнасці полацкага магістрата. Тады публікаваўся і роспіс малодшага Казловіча — на сценах Спаскай царквы ў Полацку. Паводле слоў Максіма Макарава, яго цёзка, калі гэта накрэмзаў, магчыма, быў падлеткам. А мо і вучыўся ў езуіцкім калегіуме. Вядома, што Максім Казловіч памёр да 1682 года.
Аўтограф, верагодна, будучага лаўніка Максіма Андрэевіча Казловіча: «Maxіmus Kozlowskі A. D. 1640». Спаская царква ў Полацку, паўднёвая грань паўднёва-ўсходняга слупа. Фота з асабістага архіва Максіма Макарава

Read more... )
http://news.tut.by/society/489481.html
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] macbushin в Сечевое 2

Сунь-цзы сказал:
"Война - это великое дело государства, основа жизни и смерти, Путь к выживанию или гибели. Это нужно тщательно взвесить и обдумать".

Увы, но до 1561 года днепровские казаки не знали, что такое Дао.

ШЛЯХОМ СУНЬ-ЦЗЫ

Read more... )

Во время кампаний 1561-1581 годов казачество получило боевой опыт, в первую очередь в вопросах формирования тактических подразделений и их применения, а также осуществило перевооружение (поменяв луки на мушкеты).
Военное развитие казачества было подкреплено правительственными социальными реформами 1570-1572 и 1578-1582 годов, даровавшими казакам статус отдельного воинского сословия.
Качественному и количественному росту казачества в этот период содействовал прилив в его ряды стремительно обезземеливавшихся панцирных бояр.
В результате, в начале 1580-х годов происходит перебазирование казачьих структур в плавни Великого Луга – на Низ (в Запорожье). Во всяком случае, для участия в Псковской кампании князь Михаил Вишневецкий спустился на Низ, где летом 1581 года произвел набор казаков. Во главе отряда в полторы тысячи человека он на челнах водой и конно по берегу поднялся до Чечерска, где присоединился к основным силам армии.
До создания Запорожской Сечи оставалось всего лишь одно десятилетие.

To be continued
To go back
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] macbushin в Лоялистское 2


Тезисы о днепровском казачестве

1.В XIV-XV столетиях население на северо-западной окраине Дикого Поля (в Поросье и Посулье) никуда не исчезало. Могли меняться его численность, состав и этнонимы (бродники, торчины, севрюки, мамаи). Неизменным оставалась этническая основа - приспособление к ландшафтам речных долин лесо-степной и степной зон и полувоенный быт фронтира. Языковой (славяноязычие или тюркоязычие) вопрос на повестке дня вообще не стоял. Религиозный возникал ситуативно.
2.Слово «козак» впервые зафиксировано в латино-персидско-кипчакском Codex Cumanicus (вероятнее всего, создан в Кафе, где была францисканская миссионерская школа, в 80-е годы XIII века). Достаточно широко использовался в мусульманских источниках XIV-XV столетий в качестве обозначения вольных наёмников, людей, покинувших свои улусы, охранников караванов и степных разбойников. Причем, надо полагать, это всё ипостаси одних и тех же людей. Как говорится: «не мы такие, жизнь такая». В 1492 году впервые упоминаются казаки-христиане (черкасцы), в гирле Днепра ограбившие турецкий корабль.

Read more... )

To be continued
To go back

elena_2004: (Default)
http://annales.info/rus/polock.htm#pol344
Известный российский историк Р.Г. Скрынников отмечает, что «овладение Полоцком было моментом высшего успеха России в Ливонской войне, а затем начался спад, ознаменовавшийся военными неудачами и бесплодными переговорами».152) Это не совсем верно, поскольку в середине 1570-х гг. московским войскам удалось вновь одержать в Ливонии ряд внушительных побед. Но достигнуть столь же блестящего успеха, как под Полоцком, Московскому государству не суждено было еще почти столетие. Более того, Полоцк стал предельным рубежом процесса расширения русских границ, почти непрерывного со времен Ивана III; пиком всех военных достижений России в XVI в. Не менее важным оказалось овладение Полоцком и с точки зрения официальной идеологии: возвращение «вотчины», права на которую были заявлены еще при деде Ивана IV,153) акт «восстановления православия» и укрепление международного авторитета Московского государства.
Весть о полоцком взятии облетела всю Россию: из-под Полоцка были отправлены гонцами к митрополиту Макарию, царице Марии, царевичам Ивану и Федору, брату Ивана IV Юрию Васильевичу и жене Андрея Старицкого Ефросинии кн. М.Т. Черкасский и Ф.А. Басманов. К Новгородскому архиепископу Пимену, наместнику кн. Ф. Куракину, дьякам и купцам, в Юрьев и Псков поехал М.А. Безнин, которому дополнительно велено было передать приказ о посылке гонцов с известием о победе в Феллин, Раковор, Ругодив и «во все немецкие городы». Царь указал «пети молебны з звоном, и по монастырем и по церквей звонити».154) Сообщения о взятии Полоцка вошли во множество летописей, в том числе и краткие летописцы.155)
Казалось бы, остановись государь Московский на этом, закрепи он полученное за собою, не предаваясь мечтам о большем, и не было бы позора Улы и Великих Лук... Но, быть может, виновата в продолжении бесконечной войны не столько мания величия Ивана IV, сколько социальная структура старомосковского общества. Основную боевую силу московской армии составляли мелкие и средние служилые землевладельцы. Их земельный оклад, как правило, отнюдь не реализовывался в действительных дачах,156) а постоянная военная служба оставляла очень немного времени для занятий хозяйством. В результате война становилась если не основным, то очень серьезным источником дохода, источником, насущно необходимым.
Парадоксально, однако средний служилый класс в России был заинтересован в ведении постоянных войн, что в значительной степени совпадало с устремлениями центральной власти. Громадная полуиррегулярная военная машина кормила себя войной и постоянно усиливалась, дабы побеждать в войнах. Постоянное усиление требовало потока средств, добываемых... опять-таки в войнах, которые уже при Василии III превратились из оборонительных в наступательные.

Read more... )
elena_2004: (Default)
2 февраля в войсках был проведен смотр, и приказано было «делать туры». Под термином «туры» могут скрываться укрепления самых разных типов: просто насыпные, из плетеных корзин, передвижные деревянные башни, наконец, в данном случае, - ни то, ни другое, ни третье. Виленский летучий листок дает сведения, по которым можно хотя бы примерно представить себе вид грозненских «туров» - это были деревянные каркасы, очевидно, передвижные, или на катках, заполненные мешками с землей.
Строили их в лесу, «в двух милях от города», и каждые десять человек должны были сделать одну «туру» - вероятно, некое звено общей цепи возводимых укреплений.63) Кроме того, уже во время похода «розмысл и фрязи» (наемные военные инженеры-итальянцы) приготовили щиты, «с которыми итти перед туры, и туры за ними ставити».64) 4 февраля туры начали ставить вокруг стен и придвинули к городским укреплениям наряд.
На протяжении всего времени полоцкой осады от 30 января вплоть до падения города русским командованием были четко организованы разведка и охранение. 30 января застава была выслана за Двину, к Бельчицкому монастырю. Несколько дней, до полного смыкания кольца осады, застава в Задвинье оставалась, ежедневно сменяясь. Затем заставы начали отправлять дальше, по Виленской дороге до «Глубоцкой волости», не доходя до Глубокого 10-15 верст (ок. 60-65 км от Полоцка), а также по Луцкой дороге65) (5 верст от Полоцка). Известие в Хронике Стрыйковского подтверждает наличие московских застав в районе Глубокого.66) Помимо передовых застав 4 февраля высланы были отряды для охраны кошей и наряда,67) подтягивавшихся еще целую неделю по великолуцкой дороге.
Виленский воевода и великий гетман литовский Н. Радзивилл мало что мог противопоставить московской армии. Переписка между ним и королем Сигизмундом Августом свидетельствует о полном бессилии последнего помочь чем-либо Литве. В письмах от последних чисел января (т.е. отправленных в тот момент, когда московская армия была уже на марше от Великих Лук) король сообщает Радзивиллу о «немалых силах неприятельских и большой опасности», далее о тщетных попытках хотя бы собрать деньги для найма солдат. В свой срок, получая эти письма, Радзивилл вполне мог воспринять их как изощренное издевательство. 31 января, в день начала осады Полоцка, Сигизмунд Август пишет великому гетману литовскому, что отправил на подмогу воеводичей Русского и Поморского и пана Ляского, но лишь первый двинулся с сотней конных (!), а два последних остались на месте.68) Л. Гурницкий сообщает о пребывании в Вильно немногочисленного королевского двора, который мог скорее устрашить московского государя именами старших воевод, чем действительно обеспечить защиту литовской столицы.69) Стрыйковский прямо назвал численность корпуса, с которым Н. Радзивилл и польный гетман Г. Ходкевич выступили против московских войск из Минска: 2000 литовских солдат и 400 поляков. Более этого Радзивилл собрать не мог из-за поспешности и отсутствия времени для ожидания отрядов из отдаленных поветов.70)
Учитывая сложную социально-политическую обстановку в Великом княжестве Литовском (конфедерация 1562 г. за унию с Польшей) и неожиданность русского наступления,71) указанную цифру можно принять как вполне вероятную. Русские разряды и один из летучих листков (виленский, марта 1563 г.) сообщают о сорокатысячном войске при 20-26 орудиях.72) Скорее всего эти сведения - результат слухов, распущенных Радзивиллом, с целью вызвать панику в московском стане, оттянуть часть сил осаждающих на себя - на большее великий гетман не решался. Его корпус переправился через Березину и Черницу и оперировал на расстоянии 8 миль от Полоцка, не ближе. Замысел удался, но лишь отчасти.
13 февраля казанские татары «привели из загонов дву литвинов: Марка Иванова, да Федка Сафонова»,73) кои и явились дезинформаторами. По их словам, ертоул вместе с «Варколапом» (Баркулабом. - Д.В.) был уже в трех милях от Бобыничей. Встревожившись, /98/ московское командование послало крупный отряд во главе с царевичем Ибаком, воеводами кн. Ю.П. Репниным и кн. А.И. Ярославовым. Отряд двигался по маршруту Полоцк - Бобыничи и вернулся назад, узнав от языков, что Радзивилл, стоявший «в Глубокой», передвинулся «...к бору у Черной речки». (Глубокое - ок. 80 км от Полоцка, Бобыничи - ок. 30 км, сев. изгиб Черницы - ок. 45 км.) Причиной отхода отряда послужила болезнь и смерть кн. Ю.П. Репнина.74)

Read more... )
elena_2004: (Default)
http://annales.info/rus/polock.htm#pol344
Остаться один на один с Москвой Польско-Литовское государство еще не было готово. Король Сигизмунд Август ввязался в рискованную войну, имея достаточно внутренних проблем.Пожалуй, серьезнейшую из них составляли конфессиональные распри. Н. Малиновский следующим образом охарактеризовал религиозную атмосферу тех лет в Польско-Литовском государстве: «Никогда ни до того, ни после того не было столь сильной розни по вопросам веры в Польше, чем в правление короля Августа...»4) В то время в Короне соседствовало множество вероисповеданий: римско-католическое, православное, протестантское, григорианское, иудаизм, ислам и даже язычество - причем каждое из них разделялось на несколько течений, ересей, сект. На краткий период времени духовенству удалось выпросить у короля привилей, разрешавший казнить еретиков смертью.
На сеймах шла жестокая пря о предметах церковной юрисдикции. Шляхта не желала говорить ни о каком отпоре неприятелю, прежде чем у духовенства не будет отобрано право суда над нею по делам об odszczepienstw'e (расколе веры). Папы Пий IV и Григорий XIII активно вмешивались в польский религиозно-политический конфликт, отправив к королевскому двору опытнейшего дипломата Коммендони.
Тем не менее в сер. XVI в. реформационные движения получили в Польше широкое распространение5) и оттуда стремительно шагнули на литовские и белорусские земли. Протестантизм разного толка имел тогда в Великом княжестве Литовском сильного покровителя в особе королевича Сигизмунда Августа,6) ставшего впоследствии королем. В самом Полоцке в конце 1550-х - начале 1560-х гг. возник кальвинистский сбор, разогнанный после прихода московских войск.7)
Read more... )
Кроме всего прочего, царь и митрополит не без основания тревожились за судьбу православия в западнорусских землях и были недовольны приближением протестантского влияния к самым границам страны. В сер. XVI в. на территории Великого княжества Литовского распространяются среди прочих и радикальные версии протестантизма: кальвинистская и антитринитарная. В 1560-х гг. на восточнославянских землях реформационное движение достигает значительного размаха, причем одно из ведущих мест в нем заняли антифеодальные идеи. Очевидную связь между еретическими движениями в Московском государстве и реформационными течениями в Великом княжестве Литовском можно усматривать в феодосианстве.18) По мнению Г.Я. Голенченко, феодосианство сыграло немаловажную роль в развитии реформационных идей в Литве,19) и как раз в Полоцке подвизался один из главнейших Феодосией, покинувших московские пределы, монах Фома. Он женился на еврейке и стал проповедником кальвинистского сбора.20)
Полоцкий поход был официально мотивирован желанием Ивана IV наказать Сигизмунда Августа «за многие неправды и неисправления», но «наипаче же горя сердцем о святых иконах и о святых храмех свяшеных, иже безбожная Литва поклонение святых икон отвергше, святые иконы пощепали и многая ругания святым иконам учинили, и церкви разорили и пожгли, и крестьянскую веру и закон оставльше и поправше, и Люторство восприашя».21)

Profile

elena_2004: (Default)
elena_2004

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios