elena_2004: (Default)
http://www.stopinfin.ru/archive/73/870/
«Я этому парню верю, так не врут», – сказал Р. Киплинг, прочитав в переводе автобиографическую повесть Юрия Бессонова «Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков».
Киплинг – единственный, кто поддержал Ю. Бессонова в тот момент, когда Л. Фейхтвангер, Р. Роллан и А. Франс заявляли, что «Побег…» – клевета на молодое советское государство. Памятная поездка А.М. Горького на Соловки была организована с целью замять международный скандал, а книга Бессонова исчезла из многих библиотек…
Сын генерала царской армии Юрий Дмитриевич Бессонов родился в Петербурге в 1891 году. По окончании гимназии был отправлен во Францию на так называемое «стандартное» двухлетнее обучение, принятое в семье. В Париже посещал художественную студию, а вернувшись, закончил Кадетский корпус в 1908 году и Николаевское кавалерийское училище в 1910-м.
После революции примкнул к корниловцам и участвовал в походе на Петроград. В 1918 году был арестован. Свое первое заключение отбывал на станции Плесецкая, откуда ему удалось бежать на Северный фронт, в войска под командованием генерала Миллера.После поражения армии Миллера в 1920-м Бессонов пытался бежать в Финляндию, но вместе с другими белыми офицерами был схвачен и доставлен в петрозаводскую тюрьму. После амнистии – новые аресты, новые сроки и амнистии… За сравнительно небольшой период бывший капитан драгунского полка побывал в 25 советских тюрьмах и лагерях. И вот – последний арест, обвинение в контрреволюционной деятельности и отправка в соловецкий лагерь.
Read more... )
Из Финляндии в 1926 году Юрий Бессонов перебрался во Францию. Умер в конце 1950-х годов. Похоронен под Парижем, на русском кладбище Сан-Женевьев де Буа.
Бывший офицер царской, а впоследствии добровольческой армии Созерко Мальсагов на допросе в Куусамо рассказал о себе немного. Родился в 1893 году во Владикавказе, закончил Кадетский корпус в Воронеже, а затем Александровское военное училище. Служил на Кавказе.В армии генерала Корнилова во время похода на Петроград командовал эскадроном, а в армии генерала Деникина был командиром Первого Ингушского кавалерийского полка. Арестовали С. Мальсагова в 1922 году. В январе 1924-го он был отправлен в Соловецкий лагерь. По свидетельству финского лейтенанта, первое, что собирался сделать Мальсагов, обретя свободу, – навестить в Париже своего дядю, бывшего русского генерала. Однако, пробыв в Финляндии более двух лет, С. Мальсагов уехал в Польшу.
В 1939 году во время кровопролитных боев с немцами попал в плен и снова был заключен в лагерь, на этот раз в Германии. Из фашистского концлагеря ему удалось бежать – побег с Соловков научил его многому! Во Франции Созерко участвовал в Сопротивлении, а после окончания войны обосновался в Англии. Его перу принадлежит вышедший в 1926 году документальный очерк «Адский остров» – книга о Соловках и о побеге в Финляндию. Умер С. Мальсагов в 1976 году.
Коммерсант Эдвард Мальбродский и сын настоятеля церковного прихода Матвей Сазонов, являясь гражданами Польши, выехали из Финляндии на родину, а вот судьба кубанского казака, уроженца станицы Староминской, Василия Приблудина, даже не подозревавшего, что ему придется участвовать в побеге, до сих пор не известна.
elena_2004: (Default)
Именно в тюрьме Пясецкий начал заниматься литературным творчеством. Воз­можно, первым импульсом, подтолкнувшим его к литературной работе, оказалось письмо отца, присланное ему в тюрьму. В нем Михаил Пясецкий дал Сергею следую­щий совет: «Просматривая разные твои заметки и бумаги, я убедился, что у тебя есть литературные способности. Попробуй писать о людях с оригинальными характерами, необычайных приключениях».
Отцовский совет припомнился Сергею через несколько лет после его смерти (отец умер в Минске в 1928 году). Читая тюремную Библию, он начинает настойчиво изу­чать польский литературный язык. Характерно, что к польскому языку писатель, по его признанию, «перешел с очень богатого русского языка, который знал в совершен­стве из жизни». «До двадцати лет, - утверждал он, - я вообще по-польски никогда ни с кем не общался и начал постигать польский язык самостоятельно и без научной базы в 35 лет, только тогда, когда возникла необходимость писать на этом языке книги».
В марте 1934 года Пясецкому случайно попал в руки обрывок газеты с информа­цией о литературном конкурсе. Узник обращается к тюремному начальству с прось­бой разрешить ему писать роман и, получив, в конце концов, разрешение, начинает записывать свои воспоминания. В одном из интервью Пясецкий рассказывал: «Когда я уже совсем потерял надежду на то, что смогу выйти когда-нибудь на свободу, не­ожиданно пришло непреодолимое желание писать. Оно родилось из моих рассказов друзьям по несчастью о прожитых годах. Мои коллеги подбадривали меня, говорили, что рассказы мои интересные, даже захватывающие. И я начал писать... Получалось даже лучше, чем я мог предположить... Оказалось, мне было легче писать, чем рас­сказывать... В общей камере, в сырости, в полумраке. Но хуже всего было отсутствие бумаги. На одном листке я писал столько, сколько потом помещалось на шестнадцати печатных страницах... Меня охватило настоящее безумство творчества. Я писал, что­бы жить. Писал, чтобы не сойти с ума».

Read more... )
elena_2004: (Default)
http://litresp.ru/chitat/ru/Л/lichagina-tatjyana/lyubovnik-boljshoj-medvedici-iz-rakova
Черпая факты из биографии этого супершпиона, белорусские кинематогра­фисты могли бы создать свою отечественную Бондиану. Ведь этот человек работал сразу на три разведки, а как писатель номинировался на Нобелевскую премию!Однако сведений о нем нет ни в литературных энциклопедиях, ни в справоч­никах, и ни в учебниках. Такое стремление предать забвению писателя, ока­завшего значительное влияние на литературную и окололитературную жизнь довоенной Польши, а затем игравшего заметную роль в послевоенной польской эмигрантской литературе и крайне популярного на Западе, не случайно: его творчество из-за последовательной антибольшевистской позиции автора не приветствовалось и сознательно замалчивалось и в коммунистической Поль­ше, и в СССР.

Сергей Михайлович Пясецкий родился 1 июня 1899 года в городе Ляховичи под Барановичами и был внебрачным сыном православного дворянина, начальника мин­ской почты и большого любителя женского пола Михаила Пясецкого и его служанки Клавдии Кукалович.Может, так бы и прожил он жизнь обычную и неприметную, но что-то произошло в небесных сферах и выпала незаконнорожденному отроку Сергею судьба поистине удивительная.

Read more... )
elena_2004: (Default)
http://www.vostokolyub.ru/lyubimyie-mesta/indiya/tsarevich-ioasaf-on-zhe-subbotnik-on-zhe-budda.htm

В предыдущей публикации цикла «Занимательные очерки религий» мы говорили о том как Сиддхартха Гаутама, он же Будда Шакьямуни в православной традиции превратился в царевича Иоасафа и о православных храмах в его честь воздвигнутых.Продолжим.Любому образованному человеку, мало-мальски знакомому с историей жизни Будды, при чтении текста повести о Варлааме и Иоасафе сразу же становится понятно «откуда ноги растут». Для примера, привожу маленький фрагмент:
«В это время у бездетного Абеннера родился сын необыкновенной красоты, которому дали имя Иоасаф. Звездочеты предсказывают царю, что его сын будет богат и могуществен; один особенно искусный звездочет говорит, что царство Иоасафа будет не от мира сего и что царевич, вероятно, сделается последователем преследуемой теперь религии. Царь Абеннер, чтобы пророчество не исполнилось, велел построить для сына особый дворец, окружил сына молодыми и прекрасными воспитателями и запретил пускать во дворец посторонних и сообщать царевичу, что на свете существуют смерть, старость, болезнь, бедность или вообще какое бы то ни было страдание; царевич должен воспитываться так, чтобы наслаждаться настоящим и чтобы ничто не возбуждало мысли о будущей жизни».
Но чем более позднюю версию данной повести мы возьмем, тем больше в ней уже будет отличий от канонической жизни Будды. И главное из них это присутствие в этой истории пустынника Варлаама, который и наставляет Будду, то есть Иоасафа на путь истины (разумеется, христианский) и крестит его.
Не отказываясь от большинства канонических деталей жизнеописания Будды, христианские авторы передают их на свой лад. Так, например, забавно выглядит рассказ о том, как волшебник Теудас по просьбе жрецов отца Будды (Иоасафа) с помощью демонов пытается вернуть Иоасафа в язычество.С этой целью царевича пытались соблазнить отборные красавицы, но он прибегнув к молитве и посту, избежал искушений — в буддийской классике это испытание Будды дочерьми демона Мары.

Read more... )

elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ladragondy в Караваны Гертруды Белл
Последнее, что она задумала в жизни, — это создать в Ираке настоящий археологический музей (пришлось опять бороться с мнением большинства соотечественников, считавших, что куда разумнее вывозить все найденное в Европу). Много времени и сил ушло на поиски подходящего здания, планирование помещений, сортировку экспонатов. Фейсал, конечно, не отказал дорогой подруге в просьбе торжественно открыть ее детище. И на волне энтузиазма весной ее болезни на некоторое время отступили. Но внезапно вышел из берегов Тигр, и жарким багдадским летом Белл пришлось активно работать в Комитете помощи пострадавшим. Это окончательно подорвало ее здоровье.

Саркофаг с телом Восточного секретаря Высшей Британской комиссии в Междуречье, Почетного директора иракского Департамента древностей, основательницы Багдадского музея Гертруды Маргарет Белл покоится в сердце страны, где 80 лет назад она покончила жизнь самоубийством

25 июня 1926 года она нашла в себе силы присутствовать на банкете, который король давал в честь подписания тройственного договора между Турцией, Великобританией и Ираком. Все заметили ее отсутствующий взгляд, и с этого дня Гертруда больше никого не принимала. Утром 12 июля 1926 года она не вышла из своей спальни в привычный час. Слуги нашли хозяйку мертвой в постели. На столике лежали пустой пузырек из-под снотворного и книга стихов Хафиза, открытая на последней странице:
«Мир — красавица невеста, // за нее калым велик: жизнью выкуп платит каждый, // кто посватался всерьез...»

Культура и искусство
elena_2004: (Default)
http://rara-rara.ru/menu-texts/petr_aleshkovskij_borotsya_tolko_s_soboj
Выход романа «Крепость» писателя, радиоведущего и археолога Петра Алешковского стал поводом для разговора о деревенской прозе, красоте сорняков, Соловках Захара Прилепина и травелогах.
— Если говорить об отмирании (похоронах) деревенской прозы, то, мне кажется, это еще каким-то образом может быть связано с интересом к истории. Мы помним, видели в последние годы и даже теперь обвал (ностальгических и не очень) произведений о советской эпохе. Сейчас же появляются книги с настоящим, вдумчивым интересом к отечественной истории средних, скажем примерно, веков. А. Иванов, Е. Водолазкин — и хороши, и популярны. Может быть, вектор интереса к «проклятым вопросам» нашей истории, не найдя ответов в советское время, шагнул дальше, «вглубь веков»? В своего рода поиске where did I go wrong?— Не знаю, как насчет глубокой древности, средневековья, давние споры, например, о том, что принесли на Русь монголы — нововведения или, наоборот, уничтожили складывающийся уклад, думаю, это — гадание на кофейной гуще. Так случилось. Точка. Другое дело, что возвышение Москвы, напрямую связанное с монголами, гениальная, жесткая, жестокая и хитрая политика Ивана Даниловича, в первую очередь, способствовали возникновению нового центра, подмявшего постепенно, но очень целенаправленно все, до чего смогла Москва дотянуться. В первую очередь мне жаль Новгорода и Пскова — северных республик, но потерявши голову, по бороде не плачут. Реконструкции возможны и они мне интересны, отсюда линия монгольского воина на фоне истории удела Джучи, в том числе и русских земель в XIV веке в романе «Крепость».
В Африке есть племена, культ предков которых состоит в их вере в то, что ушедшие отец, дед и прадед не ушли совсем, а просто стали невидимыми. Их «кормят», приносят на могилы пищу, советуются с ними, получая наставления во сне. Отец является часто, дед реже, прадед — лишь в исключительных случаях, когда надо вспомнить старинный закон или подтвердить генеалогию, или разрешить наиважнейший спор, сославшись на полузабытую ситуацию. Когда же умирает задающий вопросы сегодня, прадед отлетает к тем, кто «стали немыми», а умерший занимает место отца, подвигая остальных невидимых по лестнице. Память наша так и устроена — три поколения — то, что мы помним или можем помнить. Потом — работа историка, документы, проверка и перепроверка источников — наука, развивающаяся, не стоящая на месте.
С конца 70-х, когда я закончил МГУ, многое в понимании истории Золотой Орды изменилось. Стало понятно, например, что «поганое иго» не просто пало на Русь, но Русь приняла его, под жимом монгольской силы, приняла и была включена в состав государства, больше которого по протяженности в истории вряд ли случиться построить. Обретение независимости шло медленно, монголы были частью Руси, без них и Москва бы не построилась, и Тверь бы не сдалась на милость московского эмира. Уверен, что в XIII-XV веках на Руси многие в верхах знали тюркский язык, но раньше в советское время смотреть на нашу историю под таким углом было не возможно, закатали б в момент, как, впрочем, и закатывали. Дело историков еще не забыто.
Недавно снятый и показанный на широком экране фильм «Орда», где играют хорошие актеры, и где монголы показаны почти неандертальцами, визгливыми и жадно грызущими баранью лопатку, мало отличается от шедевров сталинской эпохи, имею в виду «Кубанских казаков» или по своему, гениального «Александра Невского». Пора разрушить мифы сталинской поры, но, увы, некоторые писатели, наоборот, старательно начинают плодить новые. Как, например, «Обитель» Прилепина, где ГУЛАГ показан, конечно, ужасным, но фальшиво, картонно, так, словно уже ушли, стали невидимыми наши отцы, деды и прадеды, в нем пострадавшие.
Read more... )
elena_2004: (Default)
http://blog.t-s.by/2016/12/voskreshenie-lazarya-ili-istorijka-o-dzhinne-iz-cherty-osedlosti/
Прообраз для своего пионера-ныряльщика Лагин, надо сказать, выбрал ненадежный. До 13 лет (а именно в этом возрасте герой книги впервые появляется на ее страницах) Волик мог и не дожить.
Когда ему исполнилось четыре года, семья уехала на лето в деревню, там мальчик упал с насыпи и повредил ногу. Вскоре у него развился костный туберкулез. В 1924 году это был приговор. Но врачи сдались, а родители нет! И когда вокруг не осталось никого, кто бы верил в то, что мальчик выживет, отец принял решение, что сам будет оперировать сына — дома, на кухонном столе. Роль ассистента взяла на себя мать…
Родители Волика встретились в военном госпитале в 1916 году. Она с началом войны отправилась на фронт сестрой милосердия, он был хирургом в Брусиловской армии. История их знакомства туманна: то ли Алексей заболел тифом, и Вера за ним ухаживала, то ли наоборот. Точно известно лишь то, что в 1918 году пара поженилась и через два года родился Волик.
Мама у Волика была «всенародно известная». Достаточно упомянуть скульптуру «Рабочий и колхозница», чтобы бывшие граждане СССР представили себе и ВДНХ, и кинокартины «Мосфильма»… А некоторые, возможно, даже вспомнят Всемирную выставку в Париже 1937 года! Фамилия мамы была Мухина.
Отец Волика был не менее знаменит. В год, когда Вера Игнатьевна Мухина представляла в Париже свою «железную пару», Алексей Андреевич Замков в подмосковном Хотьково переворачивал мировые представления о медицине.К этому времени он уже четыре года руководил созданным «под него» институтом Урогравиданотерапии. В конце 1920-х Алексей Андреевич открыл удивительное свойство препарата, разработанного на основе мочи беременных женщин. У больных, принимавших гравидан, — так (от лат. graviditas — беременность) Замков назвал свое детище — повышалась выносливость, замедлялось старение, исчезали многие хронические заболевания и, главное, восстанавливалась половая функция! Иначе говоря, гравидан считался самой что ни на есть панацеей.
В числе пациентов доктора Замкова были Калинин, Ворошилов, Молотов, Буденный, Горький… К середине 1930-х годов подтянулись и прочие бойцы изрядно поизносившейся «ленинской гвардии» и колоннами двинулись в институт Урогравиданотерапии.
Read more... )
elena_2004: (Default)
http://blog.t-s.by/2016/12/voskreshenie-lazarya-ili-istorijka-o-dzhinne-iz-cherty-osedlosti/
Я написал уже три страницы о Лагине и ни слова о Минске! Пришло время, как сказал поэт, остановиться, оглянуться. И перенестись вместе с нашим героем в начало ХХ века. Точнее, в апрель 1908-го года. Вот он, четырехлетний еврейский мальчик, растерянно озирается, всматриваясь в дома Раковского предместья — его семья только что перебралась сюда из Витебска.
Через дорогу — Холодная синагога. Перед ней хедер. Алеф, бет, гимель… Мальчик уже знает буквы и совсем скоро научится читать. И писать тоже — сначала короткие рассказы, потом стихи. Впрочем, поэтические штудии будут недолгими. Спустя много лет он подведет итог этому своему увлечению.
Когда Лазарю исполнится тринадцать лет, родители соберут гостей на бар-мицву — праздник взросления. Нынче мальчикам по такому случаю дарят деньги, раньше дарили книги. Книг, как и гостей, будет много. Одну из них — незадолго до этого изданный в России «Медный кувшин» англичанина Ф. Энсти — Лазарь немедленно выделит из общего числа.
Через годы, став известным писателем, он будет уходить от ответов на вопросы о той удивительной книге. И понятно почему… У Энсти главный герой тоже джинн. Только освобождает его из кувшина не московский пионер, а лондонский архитектор. Оказавшись на свободе, джинн Энсти точно так же, как Хоттабыч, начинает творить свои не слишком уместные чудеса. Дальше сходства не много, но и этого достаточно, чтобы сказать, что в тот момент, когда Лазарь открыл «Медный кувшин» именно из него к мальчику вышли его собственный джинн и его будущая сказка.
Глядя с дистанции в век, понимаешь до чего вовремя оказалась эта книга в руках у мальчика. Взросление совпадет с началом его увлечением Востоком. Через четыре года, когда только что окончивший школу Лазарь вместе с родителями будет вынужден бежать в Москву от погромов, учиненных в Минске польскими легионерами, он познакомится с писателем Шкловским.
Тот поинтересуется, что юноша читает, и услышит в ответ: сказки «Тысячи и одной ночи». Еще через семь лет будущий автор «Старика Хоттабыча» будет увлеченно пересказывать все те же сказки, сидя у постели больного мальчика. А еще десять лет спустя этот мальчик станет прообразом Вольки ибн Алеши.
elena_2004: (Default)
http://blog.t-s.by/2016/12/voskreshenie-lazarya-ili-istorijka-o-dzhinne-iz-cherty-osedlosti/
«Старик Хоттабыч» — книга таинственная. И не только потому, что на ее страницах происходят совершенно невероятные события, но и потому, что в ней без всякого сомнения говорится больше, чем написано. Взять того же Хоттабыча, кто он такой?
— Что же здесь неясного? — удивится всякий, кто в детстве читал книгу писателя Лагина. — Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб — дитя арабского востока, мусульманин. Имя арабское, одежда арабская, Аллаха поминает… Кстати, и в кувшин его на три с лишним тысячелетия заточил могущественный повелитель Сулейман ибн Дауд. Тоже араб, надо полагать!
Вот здесь, как говорят юные читатели, первый затык: исламу на сегодняшний день чуть больше четырнадцати веков. Ни о каком Сулеймане три тысячи лет назад никто слыхом не слыхивал, зато всем был известен блистательный Соломон, строитель Иерусалима и сын израильского царя Давида. Его еще звали Экклезиастом, а он в ответ говорил: «И это пройдет»!
Затык первый, но не единственный. Вот следующий! Помните сцену в цирке? А заклинание, которое произносит Хоттабыч, помните? Звучит оно непроизносимо «лехододиликраскало», значение его для нашего слуха непонятно. Для арабского, надо сказать, тоже. Зато религиозные евреи, с легкостью разбив эту словесную кучу-малу на отдельные слова, еще и пропеть ее сумеют!
«Лехо доди ликрас кало», — затянут они пятничным вечером, встречая приход субботы. И будет это первой строкой иудейского литургического гимна. «Иди, мой друг, встречай свою невесту» — вот что выкрикивал Хоттабыч в 1938 году и до сих пор поют иудеи пятничным вечером. А невеста — она суббота и есть!
Уверяю вас, ни редактор газеты «Пионерская правда», ни советские цензоры знать не знали, что это за «лехо…» такое. Знай они об этом, не было бы не только публикации повести, но и, возможно, самого писателя: по советским улицам шуршали шины «марусь», закрывались еврейские школы, прекращали издаваться газеты и журналы на идише, сам идиш только что вычеркнули из числа государственных языков и удалили с герба Белорусской ССР… А тут не нелепый местечковый идиш, а вражеский религиозный иврит! Посадили бы, точно посадили бы…
Но писатель, словно не чувствуя опасности, продолжает подавать нам тайные знаки.
Еще прежде, чем выкрикнуть диковинное заклинание, Хоттабыч выдергивает из бороды 13 волосков, и рвет их на мелкие части: без них волшебство не работает. Но почему именно 13? Только не говорите, что это случайность! И о том, что джинн — нечистая сила, тоже не надо: ни о каких черных деяниях здесь речь не идет. Наоборот, чуть раньше Хоттабыч, увлекшийся своим всемогуществом и очистивший цирк от оркестрантов, артистов и зрителей, сейчас, по просьбе Вольки, возвращает на свои места разбросанных по четырем сторонам обитаемого мира жертв своего тщеславия. То есть совершает благое дело — как раз с помощью диковинного заклинания и этих самых 13 волосков!
Ну и кому число 13 помогает делать добрые и полезные дела? В христианской цивилизации оно приносит одни несчастья, не зря же называют его чертовой дюжиной. У мусульман 13 никак не выделено из ряда других чисел. И только у иудеев оно счастливое: и разрозненные части соединяет в целое, и утраченную гармонию восстанавливает. Вот старый джинн и вырывает ровно 13 волосков — и в мгновение ока все разбросанные по миру люди снова оказываются вместе под куполом цирка. Раздаются оглушительные аплодисменты, и утраченная гармония перестает быть утраченной.
elena_2004: (Default)
Царь Петр и 1201 год
Когда же и как появилось в фамилии Винцента Марцинкевича дополнение «Дунин»? В 1832 году молодой Винцент Марцинкевич, уже проживая и работая в Минске, оказался перед серьезной проблемой — необходимостью доказать свое дворянское происхождение. Звучит странно, особенно для представителя небедного и уважаемого рода, представители которого занимали почетные должности и в документах иначе как «вельможный пан» не назывались, но такие в Российской Империи были законы. Ситуация обострилась после восстания 1830-31 гг., когда было решено окончательно покончить со шляхтой и вышел закон «О разборе шляхты в Западных губерниях и об упорядочении такого рода людей». Винценту Марцинкевичу, который называл себя шляхтичем, пришлось разыскивать документы о его шляхетском происхождении, о чем он сам подробно написал в заявлении в Минское дворянское депутатское собрание:
«С детства осиротевший и имея небрежную родню, я вовсе не имел никого, кто бы занялся выводными интересами нашего рода. Теперь же, дожив до зрелых лет, я еле сумел добыть от родственников наши бумаги, кои имею честь подать в здешнюю депутацию в следующем порядке.
Что род Марцинкевичей герба «Лебедь» придомка Дунин с давних времен пользовался шляхетскими прерогативами и от великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, которые были в союзе с польскими королями, имел наделы в Смоленском воеводстве, в Малаховском состоянии — имение Марцинкевичы…».
При этом Винцент Марцинкевич ссылался на документ, выданный Смоленским губернским правлением 24 октября 1802 года жителю Минской губернии Игнату Николаевичу Марцинкевичу (родному дяде Винцента). Это выписка у исследователей биографии Марцинкевича вызвала смешанные чувства, ведь речь в ней шла о событиях 1201 года! Публикуя ее в книге «Пачынальнікі», исследователь Геннадий Киселев даже заменил дату на 1701 год, но все равно был вынужден прокомментировать: «В документе неточность. В действительности Иван и Петр Алексеевичи с 1682 года были царями, Иван Алексеевич умер в 1696 г.».
Исследователь Язэп Янушкевич так оценил точность этого документа: «Не из перипетий ли собственной жизни черпал драматург пресловутые «указы всемилостивейшей государыни Елисаветы Петровны 49-го апреля 1895 года» да «всемилостивейшего государя Петра Великого, в 1988 году марта 69 дня последовавшего…», обыгранные автором в бессмертной «Пинской шляхте»?»
Read more... )
http://nn.by/?c=ar&i=169275&lang=ru
elena_2004: (Default)
http://www.kp.by/daily/26594.3/3608455/
Сегодня сложно представить, что творилось на наших землях в то время - после трех разделов Речи Посполитой исчезла целая страна, тысячам представителей шляхты предстояло подтвердить свою родовитость, чтобы не лишиться дворянских прав уже в Российской империи. И для многих единственным выходом стала подделка необходимых документов. В прибыльный бизнес были втянуты самые образованные люди страны – вот и классик белорусской литературы Винцент Дунин-Марцинкевич, по мнению историков, не избежал соблазна. Возможно, если бы не эта его «криминальная» деятельность, не было бы у нас ни первой белорусской оперы «Идиллия», ни знаменитой «Пинской шляхты», которая и сейчас идет в Купаловском театре…

ПРЕДКИ КУПАЛЫ СВОЕ ДВОРЯНСТВО ПОДТВЕРДИТЬ НЕ СМОГЛИ
- Российское государство хотело контролировать шляхту, и на наших землях стали создаваться дворянские собрания, - рассказывает заместитель директора Национального исторического архива Денис Лисейчиков. – Правда, в эти органы избирались представители все той же местной шляхты, которые зачастую к новым властям относились со скепсисом.
Дворянские собрания и должны были подтверждать принадлежность того или иного рода к шляхте. Особенно взялись российские власти за шляхтичей после второго и третьего раздела Речи Посполитой.
- Шляхта пользовалась вольностями, не платила налоги, а ведь российскую казну требовалось пополнять, - говорит историк Виталий Макаревич.
Мы привыкли считать, что чуть ли не каждый десятый житель нашей страны относил себя к шляхте.
- Можно говорить, что 5-7% населения Беларуси составляла мелкая шляхта. В России дворян было меньше 1%. Приблизительно половину российского дворянства после присоединения территории Речи Посполитой составляла шляхта, которая была прекрасно образована. Виленский университет был самым крупным в Российской империи, и шляхтичи претендовали на должности. В Санкт-Петербурге это называли «засилием поляков».
Но прежде Российское государство решило все же «подчистить» шляхту – особенно после восстания 1830-31 годов, когда для подтверждения дворянства требовалось не только решение местного дворянского собрания, но и признание Департамента Герольдии Сената в Санкт-Петербурге. Примерно каждому второму роду именно там было отказано. Так не смогли подтвердить свое дворянство предки Янки Купалы.
Read more... )
elena_2004: (Default)
полностью у [livejournal.com profile] jenyaromanova в Захар Прилепин: прямая речь

ПРО ТО, КАК СТАЛ ПИСАТЕЛЕМ

Юность я провел в Дзержинске. Работал грузчиком, вышибалой в ночных клубах, проработал в ОМОНе шесть лет. Бывал в Чечне во время так называемой контртеррористической операции – и в первую войну, и во вторую. Лет до 25-ти я и не предполагал, что буду писать книжки. Мне это и в голову не приходило, я занимался совершенно другими вещами и, по сути, связывал свою будущую жизнь, так или иначе, с воинской службой или со службой в органах МВД, потому что для меня это было наиболее адекватное времяпрепровождение. И до сих пор общество здоровых, бодрых, агрессивных мужиков где-нибудь в казарме для меня является наиболее приятным. Я был командиром отделения в ОМОНе, и все мои пацаны мне до сих пор вспоминаются, мы периодически встречаемся и немножко ностальгируем по этому поводу.
Я бы, возможно, и работал бы так в ОМОНе. Но в 1998 году, как мы все прекрасно помним, случилось такое неожиданное несчастье, которое называется дефолт. Нечто подобное, как я понимаю, нас ожидает и в ближайшее время. Причем, дня за два-три до этого Борис Николаевич Ельцин выступал по телевизору и сказал, что никакого дефолта не будет. Все мы искренне верили, но не я. Дефолт все-таки произошел. А за месяц до этого у меня родился первый ребенок, Глеб Евгеньевич Прилепин. Моя зарплата обрушилась и стала совершенно нищенской в течение одного дня. У моей жены пропало тогда грудное молоко, и я помню, что моей зарплаты хватало на две банки  молочной смеси,которую Глеб, слава Богу, сейчас уже выросший, съедал в течение двух дней. И все, у меня деньги просто кончались, жить мне было совершенно не на что, я готов был идти по миру. Вот так, собственно, обращалась со мной, с моей семьей моя новорусская прекрасная страна - она поставила меня на грань голодания. Я работал, я был без двух минут офицером – и тут такая ерунда.


elena_2004: (Default)


"Она помогла мне пережить все удары. Ей я поверял свои произведения на каждой стадии. Она читала мой последний роман за день до смерти", – так вспоминал о своей жене Татьяне Сабашниковой писатель Леонид Леонов. Они прожили вместе пятьдесят шесть лет.
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bars_of_cage в Леонов, Шергин и цыпленочек
прочитал, после архангелогородских газет 1919 года, статью Прилепина о Леониде Леонове (главу из книги ЖЗЛ).
Потому что хотел понять степень вовлеченности Леонова в тогдашнюю - под англичанами - жизнь Севера.А сам думал, может, Прилепин упомянет про знакомство с Шергиным и А.С.Долининым, издателем литературной части "Возрождения Севера".Ведь между Шергиным и Леоновым была связь, они были знакомы - и в Архангельске, и в Москве.Мой отец в последние годы жизни Леонова, не знаю как, но смог добиться встречи, чтобы спросить о Шергине. Леонов отвечал уклончиво и расплывчато.А и в последние годы жизни Шергина спрашивал его о Леонове. Борис Викторович, по словам отца, разводил руками: ну, он же генерал! проходя, кивнет мне, вот и знакомство.А в 1958 (?) году Леонов Шергину помог. Тот бедствовал, и обратился с письмом о помощи к Леонову. Леонов в "Советском писателе" дал гарантию, что даст рецензию на книгу. Под эту гарантию издали толстый сборник Шергина "Океан-море русское", и Леонов слово сдержал, в 1959 г. дал рецензию в "Известиях", где в кратких словах руководителя дал высшую, правильную, партийную оценку сказам Б.В.
Очень мудро написана была эта рецензия, нынешними глазами читая, устрашающе высшему разряду. Дал понять, как следует трактовать. Шергина так и трактовали еще четверть века. Ну и хорошо, ну и славно - потому что стали печатать. А ведь до того, сразу после выхода "Поморщины-корабельщины" - где как в колбасу, понавоткнуто было с наивной хитростью песен про "первый сокол Ленин второй сокол Сталин" и т.п. - как отрубило, до самой смерти второго сокола.
И при этом ведь Леонов ему помог - только когда стало можно. После не только 1953, и не только 1955, но только после 1957 года.
Прилепин много пишет о интриге Леонова и Сталина (я не знал, что они встречались, и что Сталин читывал его романы, так что прочитал с интересом). Так вот, Прилепин задается вопросом, знал ли Сталин о белогвардейском прошлом Леонова - ведь ему пришло проходить военную службу, когда в 1918 году вся молодежь была объявлена военнообязанной.
Read more... )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] history4you в 28 января 1897 года родился известный советский писатель Валентин Катаев

28 января 1897 года родился известный советский писатель, поэт, драматург Валентин Катаев.
Родился он в Одессе, однако большую часть своей жизни, 64 года, прожил в подмосковном писательском поселке Переделкино. Долгие годы автор «Сына полка» жил там со своей второй супругой Эстер Давыдовной и детьми – Евгенией и Павлом, который впоследствии пошел по стопам отца, став литератором.
Катаев считал себя одесситом, язык этого города стал во многом его литературным языком. Конечно, он любил приезжать в Одессу, работать там над своими произведениями, поэтому часто сам город также становился героем его книг.
Родным братом Катаев был писатель Евгений Петров, соавтор Ильи Ильфа, с которым они вместе написали «Двенадцать стульев» и «Золотого теленка». Петров был его псевдонимом, взятым в честь имени отца, имя же ему было дано в честь матери.
Первое произведение Катаева было опубликовано в 1910 году в газете «Одесский вестник», это было стихотворение «Осень». Далее в издании вышли в свет еще не менее 25 его поэтических произведений. Через два года в том же «Одесском вестнике» опубликовали его первые юмористические рассказы, отдельными тиражами были изданы объемные рассказы «Пробуждение» и «Темная личность».
Незадолго до Первой мировой войны Валентин Катаев знакомится с Иваном Буниным, Юрием Олешей и Эдуардом Багрицким. Лауреата Нобелевской премии по литературе Бунина он считал своим учителем.
Образование писателя из-за войны было прервано, гимназию он так и не закончил. В 1915 году Катаев вступил добровольцем-вольноопределяющимся в действующую армию. Начал службу под Сморгонью рядовым на артиллерийской батарее, затем произведён в прапорщики. Дважды был ранен и отравлен газами. Летом 1917 года, после ранения в «керенском» наступлении на румынском фронте, был помещён в госпиталь в Одессе. Катаеву был присвоен чин подпоручика, но получить погоны он не успел, и был демобилизован прапорщиком. Награждён двумя Георгиевскими крестами и орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». С первым офицерским чином получил не передающееся по наследству личное дворянство. Во время службы и лечения в госпитале Катаев продолжает литературное творчество, его очерки о военной жизни публикуются в ряде журналов.
Во время Гражданской войны, по официальной версии, Катаев воевал в Красной Армии. Однако есть сведения о его участии в боях в составе Белой армии генерала Антона Деникина. Об этом свидетельствуют некоторые намёки в произведениях самого автора, представляющиеся многим исследователям автобиографическими, а также сохранившиеся воспоминания семейства Буниных, активно общавшегося с Катаевым в одесский период его жизни.
В 1920 году из-за тифа писатель был эвакуирован в одесский госпиталь, а потом родные забрали его домой. Излечившись, Катаев подключился к подпольному офицерскому заговору, целью которого была подготовка встречи вероятного десанта из Крыма Русской армии Врангеля.
Read more... )
elena_2004: (Default)

Константин Михайлович (серб. Константин Михаиловић; II половина XV века) — серб из Островицы, попавший в плен к туркам и служивший в османской армии. Автор антитурецкого сочинения «Хроника о турецких делах Константина, сына Михаила Константиновича из Островицы раца, который был взят турками среди янычар», более известного как «Записки янычара».

Сведения о жизни Константина исходят лишь из текста его сочинения, хотя прямых указаний немного и биография строится, в основном, на предположениях исследователей. Существует точка зрения, что Константин из Островицы — вымышленное лицо, а «Записки» — плод коллективного труда. Неясно, из какого именно города Островица происходил автор, к северу от Ново Брдо или в юго-восточной части Косова поля. Рацами назывались сербы, жившие в Венгрии.

Константин, вероятно, с детства обучался горному делу. Он сообщает, что находился в 1453 году в составе вспомогательных войск, направленных сербским деспотом Георгием Бранковичем в помощь султану Мехмеду II под Константинополь. Сербы вели подкопные и взрывные работы, и без их помощи, по словам Константина, византийская столица не была бы взята. Автору хроники довелось присутствовать при опознании головы последнего византийского императора Константина XI.

Read more... )

elena_2004: (Default)
Рубен Гальего: «Я – плохая училка»
– Кто подтолкнул к тому, что надо учиться?

– Пацаны, десять человек в палате для доходяг. Трубчевский детдом, Брянская область. Лес, глухая провинция. Я попал на кровать, где до меня жил мальчик Марат. Он умер, потому что окна не были заклеены и из них дуло. Так что нянечки называли меня Маратом в первые дни – пока не привыкли. Эти мальчики-переростки, которых директор детдома держал у себя лишних два года – за что и огреб по полной программе, – были блестящи: читали наизусть, учили языки, заставляли меня учиться. Умерли они в течение месяца в доме престарелых – и это стало одним из важнейших событий моей жизни: всех моих сокамерников по факту увезли на казнь.
– В доме престарелых, куда их отправили сразу после детдома?

– Не просто в доме престарелых – а в том доме, про который им заранее было известно, что они там умрут. Матрасы, по ним моча стекает… без вариантов, совсем. Они ехали туда, заранее зная об этом. И перед этим они заставляли меня учиться.
– Что такое хороший детдом?

– Специальное слово: «положняк». Есть положняк – хороший детдом. Нет – плохой. Положняк в нашем случае – тепло, еда, уход. Особенно уход – и образование. Банальная логика: у человека нет ног – он должен качать руки. Нет рук – ОК, развивай ноги. Знаю человека, который ногами картины пишет. Нет рук-ног – развивай голову. Если они есть, то в любом случае развивай голову, но интеллектуализация инвалидов необходима. Ну представь: рук-ног нет, а еще и дурной. Дурных и так много!
Read more... )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] gertman в Путь непрерывный
Путь непрерывный

Интервью с исследователем творчества Григория Сковороды Вадимом Воздвиженским

http://znanie-sila.su/?issue=zsrf/issue_198.html&r=1

skovoroda-hryhoriy-savych_1.jpg

Вадим Воздвиженский уже знаком читателям «Знание-Силы» как один из авторов написанной вместе с Владимиром Пукишем статьи «Токайские вина в России» («З-С», № 11/2014). Однако помимо прочего (собственно, прежде всего) Воздвиженский, уже несколько десятилетий живущий в Венгрии – единственный в этой стране исследователь жизни и творчества странствующего философа Григория Сковороды (1722-1794) - великого поэта, педагога и мыслителя эпохи Просвещения, стоявшего у самого порога самостоятельной русской философской мысли и многое в ней определившего. В частности, изучает он венгерские мотивы в творчестве Григория Саввича – и написал о них целую книгу, которую надеется издать.

Вопрос, почему наш соотечественник оказался интересен в сегодняшней Венгрии, разрешается очень просто: Сковорода (о чём, похоже, у нас немногие знают) не просто довольно долго – целых пять лет (1745-1750) жил в этой стране – «в любезной моей Унгарии», как он говорил, - но любил и знал её, говорил на её языке, писал о ней стихи и всю жизнь вспоминал о ней после того, как оттуда уехал. «Будучи придворным уставщиком Императорской комиссии венгерских вин при генерал-майоре Вишневском в Токае, - писал о своём герое наш сегодняшний собеседник, - он задумал целую палитру красочных строк, ярко отражающих повседневный быт простых венгров, так похожих на его родных малороссов.» Но и более того, как говорил он же, «европейский дух Сковороды подпитывался Унгарией»: именно жизнь в Венгрии во многом способствовала тому, чтобы малоросский вольнодумец превратился в европейского философа, уроженец провинции – в гражданина мира.

«Жизнь наша, - писал Сковорода в притче «Убогій Жайворонок», - есть вЂдь путь непрерывный. Мір сей есть великое море всЂм нам пловущим. Он-то есть окіан, о, вельми немногими щастливцами безбЂдно преплавляемый». Путь от Сковороды до современной русской мысли – действительно непрерывный, хотя и многоветвистый.

Наш корреспондент просто не мог не расспросить Вадима Олеговича о его исследовательской работе, её задачах и результатах – а заодно и о его герое-собеседнике, который, как уверяет Воздвиженский, не только не утратил по сей день философской актуальности, но давно уже стал частью его собственной жизни.

«Знание-Сила»: Вадим Олегович, давайте для начала напомним читателю, чем был значителен Григорий Сковорода как мыслитель для своего времени – если смотреть из нашего?

Вадим Воздвиженский: Сковорода - perpetuum mobile нашей литературы, постоянно толкающий нас вперёд к «Риму», а через него - к миру, который «ловил его, но не поймал».

Я бы особо выделилRead more... )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] v_murza в Мистика Петербурга: загадочный Иосиф Олешкевич (1777-1830)


Береговой гранит вздымался хмуро,
Как скалы в Альпах. Только на песке,
Где спуск ведет ступенями к реке,
Чернела одинокая фигура.
У самых вод мужчина с фонарем
Стоял, неверным освещен огнем.
Не сыщик ли? Но что ж глядит он в воду?
Иль перевозчик? Но спроси природу:
Возможно ль через лед переплывать?
Рыбак? Но с ним лишь книги да тетрадь.
Приблизились. Но он не обернулся,
Он вытянул веревку из воды,
Пересчитал на ней узлы, нагнулся
И записал каких-то цифр ряды...

Read more... )



Портрет Михаила Илларионовича Кутузова (Голенищев-Кутузов, князь Смоленский). Первая треть 19 в. Эрмитаж, Санкт-Петербург
(М.И. Кутузов – масон высочайших степеней, оказывал общеевропейскому «Вольному Братству» всевозможную поддержку, за что получил масонское имя «Зеленеющий Лавр»)


А теперь вопрос для любителей исторических загадок. На последнем полотне Кутузов изображён сидящим на горностаевой мантии. Предмет этот предназначается исключительно для коронованных особ, и в истории не было случая, чтобы мантия, пурпура, багряница использовалась в качестве пледа/покрывала/одеяла.
Что сие может означать?

Основные источники:
[ 1 ] Пржецлавский О.А. Иосиф Олешкевич // Русская старина, 1876. – Т. 16. - № 7. – С. 559-566. В электронном виде доступно ЗДЕСЬ.
[ 2 ] Пржецлавский О.А. «Воспоминания» // Русская старина, 1874. – Т. 11. С. 451-477, 665-698.
[ 3 ] Н. Эйдельман.ПУШКИН. ИЗ БИОГРАФИИ И ТВОРЧЕСТВА 1826-1837, ЧАСТЬ 2. СОБЕСЕДНИКИ, гл. 6.
В заголовке поста: портрет И.Олешкевича в юности (автопортрет?). Ок. 1800.
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] adja в возвращался домой
А ведь Лис из "Маленького Принца" - это кицунэ.
У него и имя есть - Кюби, защитник чистых душ в текущем воплощении на пути к перерождению.

"Одной из знаменитых кицунэ также является великий дух-хранитель Кюби. Это дух-хранитель и защитник, помогающий юным «заблудшим» душам на их пути в текущей инкарнации. Кюби обычно остаётся ненадолго, лишь на несколько дней, но в случае привязанности к одной душе, может сопровождать её годами. Это редкий тип кицунэ, награждающий нескольких счастливчиков своим присутствием и помощью".

Интересно, что несмотря на "дальневосточный" характер сказки - пилот готовится к смерти, встречая ее самым уязвимым и сокровенным в себе, ребенком-мечтателем - упоминаний об этой явной подсказке-"ключе" к сюжету я не встречал.

Profile

elena_2004: (Default)
elena_2004

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:46 am
Powered by Dreamwidth Studios