elena_2004: (Default)
— В книге вы приводите шокирующие детали этих преступлений: про золотые зубы, которые потом от убитых евреев переставляли литовцам, их вещи, которые раздавали населению. Это сознательный ход?
— А как разбудить народ? Конечно. Все думали, что это просто статистика — 200 тысяч человек. Для того чтобы люди поняли, почувствовали сердцем, им надо показать чьи-то зубы, чьи-то разбитые о дерево детские головы. В некоторых местах в детей не стреляли, они похоронены с целыми черепами.
— То есть заживо?
— Да, хоронили живыми или били головой о дерево. Люди говорят, что в некоторых местах деревья выкрученные, потому что столько детских черепов о них ударили. Если говоришь об этом, любая мать уже не будет думать, что это просто статистика.
Пусть вся страна знает, что если дома есть антикварные вещи, как у меня от бабушки, — кровать, шкаф и часы… Откуда я знаю, где она их купила? И купила ли? Моя бабушка жила в Паневежисе, там раздали еврейские вещи всем. Театр, школа, аптеки — все получили. И после этого осталось еще 80 тысяч вещей. Велосипеды, чашки, сумки, чемоданы, полотенца — что угодно. В городе жило 20 тысяч человек. Каждый получил в среднем по четыре вещи. Да, может быть, не все брали, но представляете, какой масштаб?!
В советское время приходишь к стоматологу, он спрашивал: ваше золото или наше? Откуда мы знаем, что это за золото? Врачи мне стали говорить, что золото из зубов убитых евреев стало появляться в 70-е. Люди их очищали и стали продавать.
— Как сами участники преступлений потом объясняли свои действия?
— Они говорили, что не виноваты. Они не говорили «евреи» или «советский житель», они называли тех, кого они убивали, «обреченными». Они чувствовали, что кто-то их обрек на гибель, и когда люди у ямы, то «если не я буду стрелять, то другой будет».
Есть очень типичный ответ участника расстрелов в 15 местах в Беларуси. Вот люди ложились ничком, головой в землю, их стреляли, потом на них новая группа, их стреляли. И этого преступника спрашивал журналист: «Если отец с сыном легли, вы кого первого стреляете?». Он отвечал: «Мы же не звери какие-то, на глазах отца убивать сына. Отца первым, конечно, стреляли».
Притом они каждое воскресенье ходили на исповедь. У каждого батальона был свой ксендз.
— Какая позиция костела была в те годы?
— Весь антисемитизм начался с костела. В Литве католическая церковь была очень антисемитская, еще со Средневековья. Некоторые ксендзы в своих костелах говорили, что убивать нехорошо, некоторые прятали евреев, а некоторые — что евреи сосут кровь и убили Христа. И они отпускали грехи [батальонам] каждое воскресенье.
Read more... )

Читать полностью: https://news.tut.by/economics/533852.html
elena_2004: (Default)
http://spektr.press/idi-i-bejsya-ot-nashego-imeni-pro-geroev-i-tolpu-na-primere-odnoj-internet-travli/
«Два дня славы и последующие за ними несколько дней Ада, дали мне такой опыт, которому не научат ни в одном Университете» – написал Константин Сенченко по следам нашумевшей истории с оскорблениями-извинениями в адрес Кадырова (Орфография и пунктуация сохранены – прим. «Спектра»).
Еще бы. Такое может о себе сказать каждый, кто оказывался когда-либо на острие групповой динамики. Даже если это динамика небольшой группы, какого-нибудь отдела в организации. А уж если группа размером со страну…
В таких случаях человек, что-то сказавший или сделавший, вольно или невольно, осознанно или не вполне, подает группе сигнал (точнее, группа его считывает из его действий и слов), соответствующий неким групповым чаяниям. В этом сигнале группе мерещится возможность разрешить ее внутренний конфликт, возможность сказать, наконец, вслух о том, что умалчивается.
Умалчивается конфликт неслучайно. Возможно, говорить о нем небезопасно, невыгодно или неприятно для самооценки. Поэтому начинать никому не хочется. Но потребность заявить о противоречии накапливается, нависает, как козырек камней над обрывом. И вот у кого-то сдают нервы, как написал сам Константин, после бессонной ночи, на фоне тревоги за близкого человека. Так оно обычно и бывает. В этот момент он оказывается «слабым звеном», точкой, в которой прорывает заговор умолчания. Группа немедленно выталкивает его вперед, как Пересвета, и отправляет недвусмысленный месседж: «Иди и бейся от нашего имени».
---
Итак, вольно или невольно человек попадает ровно в десятку, в болевую точку, и через секунду обнаруживает себя выдвинутым впереди линии фронта, лицом к лицу с враждебной агрессией, обвешанным наподобие новогодней елки моральными обязательствами перед «своими». Те называют его «мужиком», «героем», «последним оставшимся человеком с чувством собственного достоинства», «будущим лидером» и только что не мессией. В истории с Сенченко все это лавиной пронеслось по просторам медиа в считанные часы. Все, он попал. Теперь лучи всеобщего внимания скрещены на нем, как оптические прицелы.
Read more... )
elena_2004: (Default)
http://nn.by/?c=ar&i=128094&lang=ru
Что нас особенно выделяет среди остальных? Болезненные травмы, которые наносились нам из поколения в поколение.
Меня воспитывали родители, которые родились в 1930-е годы, чье детство и юность пришлись на времена сталинистов и нацистов.
Моих родителей воспитали их родители, на чью долю выпали революции и три оккупации.
Моих дедов воспитывали их родители, на чьей памяти были времена крепостничества и восстания 1863 года…
Какой опыт вынесла моя семья? Прежде всего, способность выжить при любой власти, приспосабливаться к любым обстоятельствам, смотреть в будущее с опасливым пессимизмом, не высказывать своих взглядов, не выделяться среди других, не бежать впереди остальных.
Read more... )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vasche_imja в Третья волна
Оригинал взят у [livejournal.com profile] anton_klyushev в Третья волна

В 1967 году Рон Джонс преподавал историю в средней школе Эллвуда Кабберле в Пало-Альто, Калифорния. Во время изучения Второй мировой войны, один из школьников спросил Джонса, как рядовые жители Германии могли притворяться, что ничего не знают о концентрационных лагерях и массовом истреблении людей в их стране. Так как класс опережал учебную программу, Джонс решил выделить одну неделю для посвящённого этому вопросу эксперимента.

В понедельник он прочел детям лекцию о силе дисциплины. О том, что чувствует спортсмен, который усердно и регулярно тренировался, чтобы добиться успеха в каком-нибудь виде спорта. О том, как много работает балерина или художник, чтобы сделать совершенным каждое движение. О терпении ученого, увлеченного поиском научной идеи. Джонс велел школьникам сесть в положение «смирно», так как оно лучше способствует учёбе. Затем он приказал учащимся несколько раз встать и сесть в новое положение, потом также неоднократно велел выйти из аудитории и бесшумно зайти и занять свои места. Школьникам «игра» понравилась и они охотно выполняли указания. Джонс велел учащимся отвечать на вопросы чётко и живо, и они с интересом повиновались, даже обычно пассивные ученики.

Read more... )
elena_2004: (Default)
О белорусах принято говорить либо плохо, либо ничего. Нет, не везде, конечно, и не всегда. Не в каждом контексте. Не в любой тусовке. Но там, где заходит речь о правах и свободах, о гражданском самосознании и личностной независимости - о ком еще, как не о белорусах? Мы ведь все такие зашуганные-перезашуганные, памяркоўныя такие, скукоженные и беззащитные перед сильными мира сего. Обнять и плакать!
Для любителей почесать язык о больное место белорусов у меня есть две новости - плохая и еще хуже. Плохая в том, что досужие размышления о белорусской покорности - или памяркоўнасцi, как кому нравится - в общем и целом недалеки от истины. Но куда хуже то, что эпитеты эти применимы и к жителям других стран, в т.ч. считающихся оплотом свободы и демократии. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть драму Compliance американского режиссера Крэйга Зобеля (в русском переводе она идет как «Эксперимент «Повиновение»), вышедшую на экраны в середине декабря.

Поклонникам фильмов «Эксперимент» Оливера Хиршбигеля и «Эксперимент-2. Волна» - Die Welle - Денниса Ганзеля впору раскупоривать шампанское: картина Зобеля - достойный продолжатель «экспериментальных» лент. Поскольку сюжет ее не из разряда тех, где в конце выясняется, что убийца - дворецкий, позволю себе легкий спойлер.
Начинается фильм с того, что в небольшой забегаловке фастфуда звонит телефон и мужчина на том конце провода представляется офицером полиции. Он сообщает, что в кафе произошла кража и подозревается одна из работниц заведения - милая, хрупкая девушка, обслуживающая за стойкой клиентов. Голос в трубке приказывает старшему менеджеру отвести ее в подвал, раздеть и обыскать, что менеджер беспрекословно исполняет.

Read more... )

Profile

elena_2004: (Default)
elena_2004

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:35 am
Powered by Dreamwidth Studios