elena_2004: (Default)
полностью http://www.kp.by/daily/26658/3679838/
Карьера Валерия Буркова была определена с самого начала. Ну кем еще может стать сын военного летчика?
- Хотя батя и предлагал: может, в следователи пойдешь? - вспоминает отец Киприан. - Но о другом пути для себя я и не думал - поступил в Челябинское авиаучилище штурманов. Летал на ракетоносцах Ту-16 на Дальнем Востоке в океан, на сопровождение американских авианосцев «Мидуэй» и «Энтерпрайз». В 10 метрах над водой шли, чтобы нас не засекли. И американцы не смогли нам под брюхо зайти, чтобы помешать фотосъемке. Хорошие кадры получились. А в 1981-м отец, полковник ВВС Анатолий Бурков, предложил: «Давай ко мне, в Афганистан!»
Но у Бога на этот счет были свои планы…Все нужные бумаги старлеем Бурковым были подписаны. Чемоданы собраны, настроение - боевое!«А ну-ка, еще раз кашляни…» - В голосе врача на мед­осмотре не было оптимизма. И молодого штурмана отправили в госпиталь. То, что Бурков считал за простуду, оказалось туберкулезом легких.
- Потом были месяцы лечения, отец ждал меня в Афгане, а я писал рапорты, - вспоминает инок Киприан. - И своего добился! Разрешили поехать туда авианаводчиком.Но и этой командировке не суждено было сбыться…
Read more... )

И сразу Господь меня вместо одной войны направил на духовную брань. Здесь самая настоящая война за души людей.
- А какая брань тяжелее?
- Духовная. Хотя я раньше, когда читал про монашеский подвиг, думал: ну какой там подвиг? Сидят в кельях, молятся, книжки читают, не рискуют... Сейчас мне есть с чем сравнивать. Это более тяжелая война, на которую Господь меня отрядил. На ней нет передышек - она постоянная. И монахи в этой войне - это «спецназ Божий»...
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mary_bred_show в Размышления о разнице подходов
 По случаю пятницы охота мне потрындеть о разнице подходов к решению проблем у разных поколений.  А то так задумаешься иногда, как предки походя сворачивали горы, и начинаешь ощущать половое бессилие. А всё просто.
     Для начала маленькое замечание: в пору моего детства напряжение в электрической сети в центре Москвы было 127 Вольт, будь оно 220, скорее всего, этот текст было бы некому писать. Дело в том, что мой дедушка, химик-органик, выйдя на пенсию, увлёкся резьбой по дереву, видно, ему не давали покоя лавры его папаши-священника, вполне профессионально собиравшего иконостасы. Но поскольку новых иконостасов в 60-е годы не требовалось - старые некуда было девать - дедушка специализировался на разной домашней мебели, ну там на книжных шкафах, письменных столах и прочем таком, нет конечно, он ничего не продавал, а щедро одаривал окружающих. Особой его любовью были торшеры, непременно на две лампы сверху и с ящичком и кнопочкой посередине. Понятно, что всё это было затейливо украшено резьбой. Получить такой подарок хотели многие, так что торшеры изготавливались в режиме нон-стоп.

Немного про электричество )
    Понятно, что с тех пор все электрические схемы в нашем доме собирались лично мною, а купленные в запас пробки так и пылились в шкафу, пока их не выкинули при переезде. Возможно, столь раннее и близкое знакомство с электротоком повлияло на мой выбор специальности, позволив стать дипломированной сварщицей кухаркой. Я до сих пор помню дедушкин завет: "опасаться, но не бояться!", потому втыкаю утюг в сеть правой рукой, а левая в это время заведена далеко за спину. Этот навык я обрела позже, так-то он мне не нужен, но пусть будет.

     Я представитель осторожного поколения, вот горы и не сворачиваются.
elena_2004: (Default)
Дмитрий Дайнеко считает себя счастливым человеком. Говорит, что в его жизни хватало людей, которые ставили препоны как в учебе, так и в работе. Но еще больше было тех, кто искренне старался помочь бобруйчанину с ДЦП стать полноправным членом общества.
— Мне очень повезло с женщинами. Это и детский врач, которая настояла на том, чтобы я пошел в обычную школу, и Галина Степановна, без помощи и поддержки которой я сегодня вряд ли был бы жив, — убежден Дмитрий. — И, конечно, это мама, которая сделала все, чтобы я встал на ноги, получил хорошее образование.
Две случайные встречи, по мнению мужчины, полностью изменили его жизнь. Первая произошла в 1994 году.
— Я тогда очень плохо ходил, и вот возле Дома связи ко мне подошла пожилая женщина и со всего размаху стукнула пятерней по пояснице. После этого стало намного легче. Познакомились. Она гадала мне на воде и все, что сказала, сбылось. Хотя я поначалу не придавал ее словам значения.
Так, местная ворожея напророчила Дмитрию, что он станет писателем.
— Я тогда, в 1994 году, долго смеялся. А она говорит: «Ты не фиглярствуй, так все и будет», — вспоминает мужчина.
Read more... )
Читать полностью: https://news.tut.by/society/529226.html
elena_2004: (Default)
Алексею - 34. Его часто называют белорусским Ником Вуйчичем: у молодого мужчины нет ни рук, ни ног
http://www.kp.by/daily/26651.4/3671619/
И меня осенило: это ведь тот самый поворотный момент моей жизни, который я предчувствовал еще в детстве. Это звучит невероятно, но предчувствие действительно было, только я не мог его разгадать. В голове картинка из моего детства: мне 8 лет, я дома, папа спит после ночной смены, я сижу в детской комнате, читаю книжку, взгляд медленно останавливается на руках, потом на ногах, а в голове мысль: этого не будет, а ты будешь.
Фраза эта почему-то надолго засела в голове, но я не мог ее растолковать. Я верующий человек, в какой-то момент решил, что это подтверждение тому, что когда тело умирает, душа человека продолжает жить…А спустя 8 лет случилось то, что случилось! Сейчас думаю, что психологически я уже в детстве подготовил себя к тому дню.
---
Но я бесконечно пытался понять - почему все это случилось именно со мной? Осознал только пару лет назад. В Москве случайно оказался в компании с одним удивительным стариком. Он философски рассуждал о судьбе, жизни, смерти…И я задал ему вопрос: «Как думаете, за что все это случилось именно со мной?». А он спросил: «А ты никогда не задумывался, что все свои жизненные этапы ты выбрал сам, когда стоял перед Всевышним и отвечал на вопрос, как бы хотел прожить свою жизнь». И тут я понял, что все эти испытания мне и выпали для максимального развития души. Теперь я увидел в этом огромный смысл. А ведь действительно, не случись этого всего, я бы стал рядовым железнодорожником и наверняка даже не задумался бы о многих вещах...
Получается, я сам выбрал испытание, которое в дальнейшем стало толчком для моего духовного развития. В этом нет ничьей вины, кармы, судьбы-злодейки, это мой собственный выбор. Когда я осознал это, моя жизнь перевернулась.
Read more... )
elena_2004: (Default)
Мой издатель не хотел ее печатать. Он говорил, что сейчас не время, это будет на руку Путину и его пропаганде, которая говорит, что все прибалты — фашисты. Я спросила: а когда геополитическая ситуация изменится? А мы сидим и молчим. Если бы Путина не было, его надо было бы выдумать, это очень удобно.
Я сказала, что мне все равно, я напишу эту книгу. Издатель согласился с условием, что я никому не скажу заранее, чтобы на него не давили. Они думали, что никто не будет читать, но первый тираж — 2000 экземпляров — раскупили за 48 часов.
— Вы говорили, что ваши родственники служили в администрации при немцах…
— Муж моей тети был шефом полиции в одном городе, мой собственный дедушка составлял списки евреев, советских активистов, которые потом были убиты. Он потом был сослан и умер в ссылке. У меня одна надежда, что он не знал, из-за чего эти списки составлялись.
— Отношение к дедушке изменилось?
— Я его не знала. Но до этого он для меня был героем, а потом перестал им быть. После того как он составил эти списки, он в вознаграждение получил двух советских военнопленных работать у него на участке.
— Вы много ездили по местам расстрелов, опрашивали свидетелей Холокоста. Расскажите об этих поездках.
— Со мной подписался на эту авантюру известный [израильский] охотник на нацистов Эфраим Зурофф. Он сказал: «Я враг Литвы, наследник убитых, ты наследница людей, которые убивали. Давайте сядем в машину, не будем бить друг друга, поищем правду на местах». Мы с ним объехали где-то 40 мест: 30 с чем-то — в Литве, 7−8 — в Беларуси.
Мы решили поехать и в Беларусь, потому что один батальон литовский так хорошо работал, что немцы отослали их к вам. И в 15 белорусских местах они убивали евреев. Им тоже сказали, что они едут убивать советских активистов, ну что, у активистов оказались длинные бороды и глаза потемнее. И они убивали.
— Свидетели тех событий хотели с вами говорить?
— Никто не отказался. И они все помнят. Есть такой интересный психологический феномен — называется импринтинг. Если кто-то в раннем детстве или юности испытал очень серьезное потрясение, оно остается на всю жизнь в памяти, в малейших деталях. Живых преступников, наверное, уже не осталось, им, может быть, под сто лет. Но свидетелям тогда было по 7−10−12 лет. Сейчас им 80−85, и они все прекрасно помнят.
Только один человек согласился дать свое имя, остальные боялись. Они говорили: «Придут и убьют». Я спрашиваю: «Кто?». Они говорят: «Литовцы».
Read more... )
Читать полностью: https://news.tut.by/economics/533852.html
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ljwanderer в Покорившие вершины 4. Русские жены
1. О джентльменах      2. О дамах     3. О юбках, шляпках и репутации

Ходили ли русские женщины в горы? Конечно.
Те, кто жил и путешествовал за границей, едва ли мог удержаться и не отдаться во власть модного досуга, не пройтись с проводником по горным тропам, не взглянуть на мир с заснеженных вершин, как это делают другие.
Их так же манили неизведанные места и они испытывали желание путешествовать, например - по своей огромной неисследованной стране.
Вот только личные устремления были не так явны, гораздо сильнее было желание быть частью большого и нужного дела, желание познавать и открывать, не ради себя, а во благо Отечества.
Как правило, эти женщины были затенены славой их знаменитых супругов, с которыми они делили судьбу,  все лишения и тяготы жизни. Для своих знаменитых мужей они были  не просто женами и подругами, но и секретарями, и товарищами по работе, делая общее дело, не задумываясь о том, кому достанутся лавры победителей.
.

Read more... )
elena_2004: (Default)
http://vivovoco.astronet.ru/VV/JOURNAL/QUANTUM/TIKH/TIKHOMIR.HTM

Дмитрий Евгеньевич Меньшов, пожалуй, самая легендарная фигура среди наших “стариков”: историй про него - не счесть. Вот одна, где я выступаю живым свидетелем.
Как-то в шестидесятые годы (это было принято тогда) в общежитии организовали встречу профессоров и преподавателей кафедры теории функций и функционального анализа со студентами. Дмитрия Евгеньевича попросили рассказать о рождении Московской математической школы. Он начал свой рассказ так:
“В 1914 году я поступил в Московский университет. Николай Николаевич Лузин был тогда за границей. Но он договорился с Дмитрием Федоровичем Егоровым, что они организуют семинарий для студентов. И в 14-м году Дмитрий Федорович такой семинарий организовал. Он был посвящен числовым рядам. В следующем году Николай Николаевич вернулся в Москву и начал руководить семинарием сам. В 1915 году мы занимались функциональными рядами, а в 1916 году - ортогональными рядами.
А потом наступил тысяча девятьсот семнадцатый год. Это был очень памятный год в нашей жизни, в тот год произошло важнейшее событие, повлиявшее на всю нашу дальнейшую жизнь: мы стали заниматься тригонометрическими рядами... ”
elena_2004: (Default)
http://library.by/portalus/modules/rushistory/readme.php?subaction=showfull&id=1192090099&archive=&start_from=&ucat=&
Из-за нехватки преподавательских кадров в провинции Ульянов был командирован в Архангельский педагогический институт, где и работал с 1930 по 1933 г. Впоследствии Ульянов писал: "Захваченные с детства величайшим в истории вихрем, росшие в условиях, которых ни прежняя русская, ни любая из современных западных интеллигенций не знала, мы достигли зрелого возраста в такое время, когда в анкетах не существовало больше рубрики о "сочувствии" советской власти. Создавалась "служилая интеллигенция", жившая не под знаком "убеждений или мировоззрения", а под знаком тягла. Ее уже не спрашивали "како веруеши", а смотрели, так ли она пишет, как надо. В советской России людям оставлено право писать, но у них отнято право думать" 16 .
Именно этими обстоятельствами, дополненными угрозой привлечения по "платоновскому делу", можно объяснить характер последующих работ Ульянова, изданных до его ареста в 1936 г. В качестве такого "тягла" было поручение, исходившее от руководства Коми-Зырянской АО о написании национальной истории ее народа, книги, которая и увидела свет в 1932 г. как "Очерки истории Коми-Зырян". За этот труд автору была присвоена кандидатская степень без формальной защиты диссертации. В идейном аспекте он вполне в традициях времени развивал две темы: с одной стороны, боролся с российским великодержавным шовинизмом, с другой, с местным буржуазным национализмом.
Ульянов оценивал концепцию о мессианстве России как реакционную пошлость, экспансия русских в Сибирь и на Север допускалась им в сравнении только с жестокостью колонизаторов Америки и даже хуже того, русские оказывались повинны во всех тамошних бедах, вплоть до особого распутства северных женщин. Особенно доставалось православной церкви и больше всего Стефану Пермскому, который был представлен отнюдь не как просветитель, а как торговец, даже спекулянт и вооруженный агрессор.
Вместе с тем, большое внимание он посвятил изучению панфинской пропаганды на русском Севере (позже эти изыскания он оценивал как весьма конструктивные). По материалам, собранным Ульяновым (большая часть их погибла при его аресте, как, например, найденное в архангельском губархиве следственное дело о панфинской пропаганде в Карелии), - складывалась картина активной работы, начатой еще в бытность Финляндии в составе российского государства, по отторжению у последнего обширных его территорий.
Read more... )
elena_2004: (Default)
Именно в тюрьме Пясецкий начал заниматься литературным творчеством. Воз­можно, первым импульсом, подтолкнувшим его к литературной работе, оказалось письмо отца, присланное ему в тюрьму. В нем Михаил Пясецкий дал Сергею следую­щий совет: «Просматривая разные твои заметки и бумаги, я убедился, что у тебя есть литературные способности. Попробуй писать о людях с оригинальными характерами, необычайных приключениях».
Отцовский совет припомнился Сергею через несколько лет после его смерти (отец умер в Минске в 1928 году). Читая тюремную Библию, он начинает настойчиво изу­чать польский литературный язык. Характерно, что к польскому языку писатель, по его признанию, «перешел с очень богатого русского языка, который знал в совершен­стве из жизни». «До двадцати лет, - утверждал он, - я вообще по-польски никогда ни с кем не общался и начал постигать польский язык самостоятельно и без научной базы в 35 лет, только тогда, когда возникла необходимость писать на этом языке книги».
В марте 1934 года Пясецкому случайно попал в руки обрывок газеты с информа­цией о литературном конкурсе. Узник обращается к тюремному начальству с прось­бой разрешить ему писать роман и, получив, в конце концов, разрешение, начинает записывать свои воспоминания. В одном из интервью Пясецкий рассказывал: «Когда я уже совсем потерял надежду на то, что смогу выйти когда-нибудь на свободу, не­ожиданно пришло непреодолимое желание писать. Оно родилось из моих рассказов друзьям по несчастью о прожитых годах. Мои коллеги подбадривали меня, говорили, что рассказы мои интересные, даже захватывающие. И я начал писать... Получалось даже лучше, чем я мог предположить... Оказалось, мне было легче писать, чем рас­сказывать... В общей камере, в сырости, в полумраке. Но хуже всего было отсутствие бумаги. На одном листке я писал столько, сколько потом помещалось на шестнадцати печатных страницах... Меня охватило настоящее безумство творчества. Я писал, что­бы жить. Писал, чтобы не сойти с ума».

Read more... )
elena_2004: (Default)
http://www.kp.by/daily/26621/3639713/
За последний год Константин Довлатов стал едва ли не самым популярным психологом в Беларуси. Почему не берут замуж, из-за чего не складываются отношения с партнером, как перестать зависеть от родителей - почти год он помогал белорусам разобраться в себе в психологическом реалити «Все сложится» на канале ОНТ. Мы решили расспросить Константина о его собственных ошибках, пути к успеху и выяснить, наконец, чего хотят мужчины и могут ли они быть счастливы рядом с женщинами.

- Константин, вы год разбирали психологические проблемы белорусов, что удивило сильнее всего?
- Реакция некоторых людей на предложенную помощь. Например, россияне очень верят, что у них может получиться. Украинцы не просто верят - начинают добиваться. А белорусы в комментариях к статьям пишут: «Ты, говнюк, не знаешь, как у меня все плохо» (улыбается). Белорус настолько разуверился, что может жить лучше, что уже смирился и обвинил окружающих в своих проблемах. К сожалению, это бесперспективная позиция.

- Разубедить невозможно?
- Не надо. Он самодостаточен в этой боли, он сделал ее частью своей нервной организации. С другой стороны, у вас много прекрасных людей. Они понимают, что ситуация не очень простая, но хотят, чтобы стало лучше. Делают и добиваются. Но есть те, кто в абсолютно тех же ситуациях говорит: «У меня не получится, я и пробовать не буду, лучше пожалуюсь на мир».

«Стал психологом, чтобы выйти из кризиса отношений»
- «Ты не знаешь, как у меня все плохо» идет от того, что многие не верят психологам. Вас тут же спросят: «А ты хотя бы свои проблемы решил?» Некоторые считают, что психологи – самые травмированные пациенты...
- Конечно! Для меня то, чем я сейчас занимаюсь, было способом выйти из затянувшегося кризиса отношений. Я был женат вторым браком, работал инструктором по йоге, денег не хватало, возникали конфликты. Пытался заработать больше – безрезультатно. Обратился к психологу, сделали расстановки (метод терапии, открытый немецким психотерапевтом Хеллингером, согласно которому многие наши проблемы связаны с травмами, перенесенными семейным родом в прошлом. – Ред.) на метафорических картах, восстанавливали род.
Когда я смотрел на карту бабушки, вспомнил ситуацию, отложившуюся в родовой памяти. Была ли она на самом деле – не знаю, возможно, это метафора. В 1922 году в Азербайджане Красная армия насильственно присоединяла местное население. На глазах у моей 12-летней бабушки расстреляли ее дядю и тетю, у которых она жила. И у бабушки навсегда отпечаталось: будь как все, иначе придут и убьют. По такому принципу жил и я: «Сиди, дурашка, куда ты полез, сейчас тебе отрежут ноги по самые уши».
И что бы я ни решал, как бы себя ни рекламировал, как психолога, - меня не видели. Когда я убрал подсознательное, те же мои действия вдруг оказались эффективными.
Read more... )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ladragondy в Караваны Гертруды Белл
Последнее, что она задумала в жизни, — это создать в Ираке настоящий археологический музей (пришлось опять бороться с мнением большинства соотечественников, считавших, что куда разумнее вывозить все найденное в Европу). Много времени и сил ушло на поиски подходящего здания, планирование помещений, сортировку экспонатов. Фейсал, конечно, не отказал дорогой подруге в просьбе торжественно открыть ее детище. И на волне энтузиазма весной ее болезни на некоторое время отступили. Но внезапно вышел из берегов Тигр, и жарким багдадским летом Белл пришлось активно работать в Комитете помощи пострадавшим. Это окончательно подорвало ее здоровье.

Саркофаг с телом Восточного секретаря Высшей Британской комиссии в Междуречье, Почетного директора иракского Департамента древностей, основательницы Багдадского музея Гертруды Маргарет Белл покоится в сердце страны, где 80 лет назад она покончила жизнь самоубийством

25 июня 1926 года она нашла в себе силы присутствовать на банкете, который король давал в честь подписания тройственного договора между Турцией, Великобританией и Ираком. Все заметили ее отсутствующий взгляд, и с этого дня Гертруда больше никого не принимала. Утром 12 июля 1926 года она не вышла из своей спальни в привычный час. Слуги нашли хозяйку мертвой в постели. На столике лежали пустой пузырек из-под снотворного и книга стихов Хафиза, открытая на последней странице:
«Мир — красавица невеста, // за нее калым велик: жизнью выкуп платит каждый, // кто посватался всерьез...»

Культура и искусство
elena_2004: (Default)
http://www.liveinternet.ru/users/4303394/post164190966/
Это был потрясающий роман - очень счастливый и очень трагический.
Она - выдающийся скульптор, обласканный советской властью.
Он - талантливейший врач, экспериментатор, мечтавший победить старость. Подлинные герои уникальной эпохи, когда все строилось заново: политика, искусство, медицина. Когда казалось, что нет ничего невозможного. Вера Мухина и Алексей Замков.

Потерять лицо и найти себя
Родовое имение Мухиных с фабриками и складами находилось в Латвии. Отец, преуспевающий купец, занимался торговлей пенькой. Мать Веры умерла от туберкулеза, когда девочке было полтора года. А в четырнадцать не стало отца, и ее воспитанием занялись курские дяди.
В двадцать лет девушка перебралась в Москву. Занималась живописью в студии Константина Юона и у Ильи Машкова. А вскоре случилась трагедия, которая перевернула ее жизнь. Вот что пишет Мухина в своих воспоминаниях: «В конце 1911 года я поехала на Рождество к дядюшке в имение Смоленской губернии. Там собиралось много молодежи, двоюродных братьев и сестер. Было весело. Однажды мы покатились с горы. Я полулежала в санях, приподняв лицо. Сани налетели на дерево, и я ударилась об это дерево лицом. Удар пришелся прямо по лбу. Глаза залило кровью, но боли не было и сознания я не потеряла. Мне показалось, что треснул череп. Я провела рукой по лбу и лицу. Рука не нащупала носа. Нос был оторван. Я тогда была очень хорошенькой. Первым ощущением стало: жить нельзя. Надо бежать, уходить от людей. Бросилась к врачу. Он наложил девять швов, вставил дренаж. От удара верхняя губа защемилась между зубами». Когда девушку привезли домой, то долго запрещали ей смотреться в зеркало - боялись, что она покончит с собой…
В ноябре 1912 года Мухина уехала в Париж - учиться скульптуре и долечиваться. Там два года занималась в академии скульптора Бурделя, ученика Родена. И еще - прошла семь сложнейших пластических операций. Никаких следов от рубцов не осталось - и это чудо, но красавица Мухина не узнавала себя… «У меня мужское лицо. Можно полюбить женщину с мужским лицом?» Она ставит крест на личной жизни и решает стать выдающимся скульптором. Промучившись от безответной любви к бомбисту-революционеру Александру Вертепову, Мухина отправляется путешествовать по Италии. С началом Первой мировой войны возвращается в Италию. И тут происходит историческая встреча с доктором Замковым…
Крестьянский сын, внук крепостного, Замков с пятнадцати лет работал грузчиком, участвовал в революции 1905 года - представьте, был боевиком, близким Красину и Бубнову. Но вскоре порвал с эсерами, поскольку навсегда решил: «людей надо не убивать, а лечить». В начале Первой мировой войны закончил медицинский факультет Московского Императорского Университета и на фронте проявил себя с наилучшей стороны как прекрасный клиницист и диагност. Руководил фронтовым госпиталем в армии, которая осуществляла Брусиловский прорыв.
Read more... )
elena_2004: (Default)
http://blog.t-s.by/2016/12/voskreshenie-lazarya-ili-istorijka-o-dzhinne-iz-cherty-osedlosti/
Прообраз для своего пионера-ныряльщика Лагин, надо сказать, выбрал ненадежный. До 13 лет (а именно в этом возрасте герой книги впервые появляется на ее страницах) Волик мог и не дожить.
Когда ему исполнилось четыре года, семья уехала на лето в деревню, там мальчик упал с насыпи и повредил ногу. Вскоре у него развился костный туберкулез. В 1924 году это был приговор. Но врачи сдались, а родители нет! И когда вокруг не осталось никого, кто бы верил в то, что мальчик выживет, отец принял решение, что сам будет оперировать сына — дома, на кухонном столе. Роль ассистента взяла на себя мать…
Родители Волика встретились в военном госпитале в 1916 году. Она с началом войны отправилась на фронт сестрой милосердия, он был хирургом в Брусиловской армии. История их знакомства туманна: то ли Алексей заболел тифом, и Вера за ним ухаживала, то ли наоборот. Точно известно лишь то, что в 1918 году пара поженилась и через два года родился Волик.
Мама у Волика была «всенародно известная». Достаточно упомянуть скульптуру «Рабочий и колхозница», чтобы бывшие граждане СССР представили себе и ВДНХ, и кинокартины «Мосфильма»… А некоторые, возможно, даже вспомнят Всемирную выставку в Париже 1937 года! Фамилия мамы была Мухина.
Отец Волика был не менее знаменит. В год, когда Вера Игнатьевна Мухина представляла в Париже свою «железную пару», Алексей Андреевич Замков в подмосковном Хотьково переворачивал мировые представления о медицине.К этому времени он уже четыре года руководил созданным «под него» институтом Урогравиданотерапии. В конце 1920-х Алексей Андреевич открыл удивительное свойство препарата, разработанного на основе мочи беременных женщин. У больных, принимавших гравидан, — так (от лат. graviditas — беременность) Замков назвал свое детище — повышалась выносливость, замедлялось старение, исчезали многие хронические заболевания и, главное, восстанавливалась половая функция! Иначе говоря, гравидан считался самой что ни на есть панацеей.
В числе пациентов доктора Замкова были Калинин, Ворошилов, Молотов, Буденный, Горький… К середине 1930-х годов подтянулись и прочие бойцы изрядно поизносившейся «ленинской гвардии» и колоннами двинулись в институт Урогравиданотерапии.
Read more... )
elena_2004: (Default)
http://blog.t-s.by/2016/12/voskreshenie-lazarya-ili-istorijka-o-dzhinne-iz-cherty-osedlosti/
«Старик Хоттабыч» — книга таинственная. И не только потому, что на ее страницах происходят совершенно невероятные события, но и потому, что в ней без всякого сомнения говорится больше, чем написано. Взять того же Хоттабыча, кто он такой?
— Что же здесь неясного? — удивится всякий, кто в детстве читал книгу писателя Лагина. — Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб — дитя арабского востока, мусульманин. Имя арабское, одежда арабская, Аллаха поминает… Кстати, и в кувшин его на три с лишним тысячелетия заточил могущественный повелитель Сулейман ибн Дауд. Тоже араб, надо полагать!
Вот здесь, как говорят юные читатели, первый затык: исламу на сегодняшний день чуть больше четырнадцати веков. Ни о каком Сулеймане три тысячи лет назад никто слыхом не слыхивал, зато всем был известен блистательный Соломон, строитель Иерусалима и сын израильского царя Давида. Его еще звали Экклезиастом, а он в ответ говорил: «И это пройдет»!
Затык первый, но не единственный. Вот следующий! Помните сцену в цирке? А заклинание, которое произносит Хоттабыч, помните? Звучит оно непроизносимо «лехододиликраскало», значение его для нашего слуха непонятно. Для арабского, надо сказать, тоже. Зато религиозные евреи, с легкостью разбив эту словесную кучу-малу на отдельные слова, еще и пропеть ее сумеют!
«Лехо доди ликрас кало», — затянут они пятничным вечером, встречая приход субботы. И будет это первой строкой иудейского литургического гимна. «Иди, мой друг, встречай свою невесту» — вот что выкрикивал Хоттабыч в 1938 году и до сих пор поют иудеи пятничным вечером. А невеста — она суббота и есть!
Уверяю вас, ни редактор газеты «Пионерская правда», ни советские цензоры знать не знали, что это за «лехо…» такое. Знай они об этом, не было бы не только публикации повести, но и, возможно, самого писателя: по советским улицам шуршали шины «марусь», закрывались еврейские школы, прекращали издаваться газеты и журналы на идише, сам идиш только что вычеркнули из числа государственных языков и удалили с герба Белорусской ССР… А тут не нелепый местечковый идиш, а вражеский религиозный иврит! Посадили бы, точно посадили бы…
Но писатель, словно не чувствуя опасности, продолжает подавать нам тайные знаки.
Еще прежде, чем выкрикнуть диковинное заклинание, Хоттабыч выдергивает из бороды 13 волосков, и рвет их на мелкие части: без них волшебство не работает. Но почему именно 13? Только не говорите, что это случайность! И о том, что джинн — нечистая сила, тоже не надо: ни о каких черных деяниях здесь речь не идет. Наоборот, чуть раньше Хоттабыч, увлекшийся своим всемогуществом и очистивший цирк от оркестрантов, артистов и зрителей, сейчас, по просьбе Вольки, возвращает на свои места разбросанных по четырем сторонам обитаемого мира жертв своего тщеславия. То есть совершает благое дело — как раз с помощью диковинного заклинания и этих самых 13 волосков!
Ну и кому число 13 помогает делать добрые и полезные дела? В христианской цивилизации оно приносит одни несчастья, не зря же называют его чертовой дюжиной. У мусульман 13 никак не выделено из ряда других чисел. И только у иудеев оно счастливое: и разрозненные части соединяет в целое, и утраченную гармонию восстанавливает. Вот старый джинн и вырывает ровно 13 волосков — и в мгновение ока все разбросанные по миру люди снова оказываются вместе под куполом цирка. Раздаются оглушительные аплодисменты, и утраченная гармония перестает быть утраченной.
elena_2004: (Default)


Чатыры сям’і ў невялікім мястэчку Друя на самай поўначы Беларусі трымаюць у сваёй хатняй гаспадарцы кароў. Увесь сезон каровы пасвяцца на вялікім востраве проста пасярод Дзвіны. Адзін бераг ракі — беларускі, а другі — ужо на тэрыторыі Латвіі і Еўрапейскага саюза.
Два разы на дзень жыхары Друі пераплываюць на чоўнах раку, каб падаіць на востраве кароў. Гэты інтымны працэс здабычы малака адбываецца там ужо некалькі стагоддзяў. Кароў пераганяюць на востраў кожную вясну, а забіраюць назад позняй восенню.
......... )
http://nn.by/?c=ar&i=179902
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] amberborn в Думать картинками
Темпл Грандин

Читая книги Оливера Сакса, случайно узнал о женщине, которая изобрела машину для обнимания. Это показалось мне удивительной, но странноватой затеей. И через какое-то время я и вовсе забыл об этом факте.
Недавно эта мысль мне снова пришла в голову – машина для обнимания. Я решил поподробнее изучить эту идею и наткнулся на человека, который вызвал во мне не просто удивление, а восхищение и бесспорное уважение. Итак, знакомьтесь – Темпл Грандин.
Темпл родилась в Бостоне в 1947 году. Заговорила в четыре года, хотя врачи говорили, что этот ребенок вряд ли вообще сможет говорить, поставив ей неутешительный диагноз – аутизм.
Но благодаря необычайной вере своей матери и людям, с которыми ее сталкивала судьба, Темпл окончила школу, затем колледж и университет. Получила магистра наук по животноводству. В настоящее время она эксперт по поведению животных, доктор животноводства в Университете штата Колорадо, профессор нескольких университетов по изучению аутизма, автор многих научных и популярных книг, основатель успешной компании.
Половина животноводческих комплексов северной Америки устроены по спроектированным ею системам гуманного отношения к животным.

Темпл говорит, что способы мышления людей различны. Она сама мыслить не словами а картинками. Если она слышит о шпиле церкви, то перед ее внутренним взором начинают всплывать картинки шпилей, и не абстрактные а самые конкретные, которые она где либо видела.
Рассказывая о том, как она проектировала животноводческие комплексы, она говорит, что наблюдала животных и подмечала закономерности их поведения. Потом в уме полностью прорисовала идеальное устройство, и в воображении как животное ходила по этим вымышленным конструкциям, чувствуя то, что чувствует животное. Понимая, что человек не может отказаться от убоя животных, она пропагандирует уважительное и гуманное к ним отношение. И на последнем пути, животное не должно быть объято ужасом и паникой.

Ее вторая большая боль, ставшая делом всей ее жизни – это попытка помочь таким же людям как она, включить их в жизнь, найти им дело в соответствии с их способностями. Для этого, она пишет книги, выступает по всему миру с лекциями о проблемах аутизма.

В 2010 году вышел замечательный художественный биографический фильм, который так и называется «Темпл Грандин». В фильме очень хорошо показан способ мышления аутиста, живущего в мире картинок и деталей. Но самое главное, фильм необычайно светлый и жизнеутверждающий. В нем показано, что мы не одиноки, и есть люди, готовые видеть, слышать и приходить на помощь. На меня фильм произвел глубокое впечатление, показывая пример, как нужно реализовывать мечты. Кстати, о машине для обниманий – посмотрите фильм.

Ниже, выступление  Темпл Грандин.

elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sogenteblx в Из Казани в Берген-Бельзен или жизнь одного татарина.
Тамурбек Давлетшин родился в 1904 году близ Уфы. После Гражданской войны он поступил на юридический факультет, а затем в аспирантуру Казанского, а далее Иркутского университета. В 30-е он вступил в партию, к середине десятилетия став директором Института технико-экономических исследований в Уфе. Конец 30-х и террор его не затронули. С семьёй он перебрался в Казань, став консультантом при правительстве Татарской республики. 21 июня 1941 года его призвали в армию. Уже в августе под Новгородом он попал в плен. Поначалу пленившие были относительно-снисходительны. Но это только поначалу.
Началась страда: пленных погнали пешком. Надежды на скорый конец войны растаяли, но впереди ждало лишь худшее и стократ худшее. Давлетшин прошёл несколько лагерей: в Порхове, Риге, Тильзите, Фаллингбостеле и даже в Берген-Бельзене был. Представитель советской интеллигенции, политрук, обрезанный мусульманин — всё было против него. Но он смог выжить.
В 2005 году мемуары Давлетшина (на основе дневника), описывающие его мытарства в плену, вышли в Германии. Переведены они были с русского. Давлетшин заметал следы: оригинальная рукопись, хранящаяся в Гуверовском институте в Стэнфордском университете (с которой работал автор этих строк), написана под псевдонимом «И. Иделев» («Итиль» — Волга по-татарски). Её предваряет вступление, что-де ему эти записи передал другой военнопленный, который позже погиб. Причины скрываться у Давлетшина были: с весны 1942 года он стал сотрудничать с нацистами, татарскими националистами и работал в пропаганде. После войны он опять же смог выжить, устроиться в Германии, где и скончался в 1983 году. Его судьба разобрана в статье Павла Поляна.
Тамурбеку удалось скрыть свой статус, он не помер в корчах от голода, холода и вшей, запора, он не был расстрелян. Вокруг него творился страшный хаос, в котором он смог затеряться, затихнуть и — проскочить. Это сильные мемуары наблюдательного, умного человека, который прошёл по «серой зоне», сделав свой выбор (хорошо, если он не стоил жизни другим). Книга в том числе об озверении, о том, как люди, которые сначала тащили раненых и старались никого не бросить жарким летом 1941-го, наливали ценную воду в крышечку от фляги, уже осенью того же года закладывали друг друга за лишнюю порцию водянистого супа. Потерянные, брошенные, ненужные люди, зажатые между невыносимыми условиями, созданными немцами, и своим негативным опытом жизни в несвободе до войны — который постоянно обсуждался, рефлексировался, но со временем стал как «потерянный рай» по сравнению с переживаемым.

На русском это не публиковалось.

Отрывок о встрече с фронтовыми частями (после попадания в плен)

На другой день, это было 14 августа, с восходом солнца началось движение немцев по дороге, возле которой расположилась наша колонна. Немцы ехали на мотоциклетах, на лошадях, на автомашинах; многие из них останавливались около нас, чтобы посмотреть н пленных, беседовали с нами, спрашивали нас о том, о другом и охотно отвечали сами на наши вопросы. Но никто из проезжавших многих тысяч немцев не мог удержаться от того, чтобы не посмотреть на женщину в шинели, на врача Елену Якимюк; они один за другим выходили из закрытых машин, спавших будили, чтобы они не пропустили интересный случай. Глядя на неё, немцы заливались смехом и наперебой бросались фотографировать её, должно быть, они принимали её за простого солдата. Это продолжалось всё время, пока мы стояли, а в пути в колонне она была уже мало заметна.
Молодой немецкий солдат, увидев на моей руке часы, подошёл ко мне и, вынув из кармана плитку шоколада, протянул её мне, показывая на часы; я отрицательно качнул головой, и он ушёл, не сказав ничего. Другой солдат долго стоял около нас, отстав от своих товарищей, и очень охотно разговаривал с нами.
-Везде такие дома в России? — спросил он, показывая на деревянный крестьянский дом под железной крышей, стоявший перед нами.
-Да, везде есть такие, — ответил я.
-Это разве дом? Как живут в нём?
-Есть хуже, — сказал я.
-Ещё хуже?
-А вот смотрите! — показал я ему на избушку под соломенной крышей. Он посмотрел и, махнув рукой, отвернулся.
-А где живут люди зимой?
-В них же и живут.
-И не холодно?
-Нет, в них бывает очень тепло, когда топят, и те, кто в них живут, бывают довольны своей жизнью, если имеют пищу и покой. Русские говорят: «Изба красна не углами, а пирогами».

Дальше. )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sogenteblx в Неоконченная демобилизация.
Robert Dale, Demobilized Veterans in Late Stalinist Leningrad: Soldiers to Civilians (London, Oxford, New York, New Delhi, Sydney: Bloomsbury, 2015)

Социальная история остаётся самым захватывающим и самым неисследованным аспектом Второй мировой войны, и неважно, занимаетесь ли вы немцами, русскими, итальянцами или японцами. К сожалению, несмотря на ограниченный интерес к оперативной истории и особое почитание РККА в современной России, социальная история Красной армии всё ещё ждёт тех, кто ей займётся. Пока российские военные историки пытаются описать очередной фланговый танковый контрудар, за дело описания «их» армии и «их» общества ограниченно берутся те, кто могут себе это позволить, т.е. западные русисты. Что, кстати, не редкость: книги об истории той или иной страны часто пишут проникшиеся иностранцы. Автор настоящей работы потратил на неё 10 лет своей жизни, за время которых выучил русский язык и продолжительно поработал в русских архивах, также проинтервьюировав самих ветеранов.
Ленинградцы встретили 9 мая 1945 года, как и большинство граждан СССР, радуясь тому, что четыре года массового убоя закончились. Однако эйфория была очень недолгой, т.к. теперь предстояло справиться с последствиями войны. В популярном представлении, фронтовики в пилотках с серпом и молотом вернулись домой, а потом все советские люди, вся страна, как один человек закатали рукава и с песней стали работать под лучистым взором мудрого вождя («Чуть седой как серебряный тополь…»). Очень скоро они пришли к сталинскому изобилию, а потом незаметно состарились и наступило застольно-застойное время жирной жизни. Знакомо, не так ли. В западной науке тоже по какой-то причине сложился консенсус, что все фронтовики благополучно вернулись, советское общество быстро оправилось от войны, а ветеранов сразу наделили особым статусом, почётом и положением в позднесталинском обществе. Но так ли это?
Выясняется, что реинтеграция в «нормальное» существование была долгим и очень болезненным процессом. Люди попали из фактического ужаса войны в ужас другого типа — социальное опустошение в масштабах страны, миллионы вдов, разрушенные семьи, калеки, разбитые города, нищета, никаких ресурсов. И последствия войны были куда дольше, чем она сама.

Положение переживших блокаду ленинградцев даже на общем горьком фоне было хуже: социальная ткань города была деформирована за время войны куда сильнее, чем в других местах. И вот, в этот город теперь возвращались красноармейцы, которые были в той же мере травмированы своим военным опытом, как и гражданские ленинградцы. Опять же, стоит помнить, что фронтовики возвращались в советское общество, с мощным авторитаризмом, с контролем, с диктатом партийной идеологии. Вдобавок, ленинградское общество, как пишет автор, было, скорее, не объединено общим страданием, а разъединено этим жестоким опытом военного насилия.
Автор расширяет рамки самого термина «демобилизация»: у него это не просто «расформирование соединения и возвращение личного состава», а длящийся процесс, в конце которого (в идеале) — возвращение в социум в статус гражданского. В американской и британской армиях к демобилизации начали готовиться ещё летом и осенью 1944 года; летом 1945 года солдат начали отправлять домой на основе системы «по очкам» (дольше служишь, старше сам, значит, быстрее жди приказ). Как готовились большевики к демобилизации — неясно, но система была «по возрасту» (чем старше, тем быстрее). Это означало, что всё затягивалось и давало лишнюю нагрузку на систему. Во-первых, советская военная администрация в Германии не могла кормить и немцев, и такое количество ртов, во-вторых, солдаты дико скучали, «садились на стакан», падала дисциплина. С другой стороны, стабильная армейская жизнь, да ещё в «заграницах», куда рядовой колхозник и мечтать не мог попасть, имела ряд преимуществ.

Дальше. )
elena_2004: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] corporatelie в Найти подпоручика Котлинского-2

Я уже писал, что о герое Осовца, подпоручике Владимире Котлинском, до сих пор известно поразительно немного биографических данных:выпускник военно-топографического училища 1914 года, служил по корпусу военных топографов и был прикомандирован к 226-ому Землянскому полку РИА, посмертно награжден Орденом Св. Георгия 4-й степени в 1916 году за контратаку "мертвецов", где офицер был смертельно ранен. Погребен где-то в Пскове. Вот, пожалуй, и все.
До сих пор в опубликованных источниках, как научных, так и публицистических, ни отчество, ни вероисповедание, ни происхождение подпоручика Котлинского не фигурировали и оставались неизвестными.
Даже возраст, в котором погиб герой обороны Осовца, оставался для исследователей загадкой.
В книгах, изданных до революции, и уже в советское время подпоручика либо вообще не упоминали, либо называли его просто по фамилии. В единственной современной относительно недавней научной статье по «Атаке мертвецов» за авторством Черкасова А. А., Рябцева А. А., Меньковского В. И. «Атака мертвецов» (Осовец, 1915 г.): миф или реальность. Былые годы. Журнал. 2011. № 4. отчество подпоручика также не упоминается.
Если Вы почитаете об «Атаке Мертвецов» даже в той же Википедии, то в статье прямым текстом указывается: «К сожалению, его отчество (Котлинского) в доступных публикациях не указано».
Вот что одному исследователю из обсуждений на Вики ответили на запрос по Котлинскому из РГВИА:«На Ваш запрос сообщаем, что в архиве на хранении имеется Высочайший приказ от 26.09.1916 г. о награждении Котлинского Владимира (отчество не указано) орденом Св. Георгия 4-й степени.»
Соответственно, и в Высочайшем приказе отчество офицера не фигурирует. Именно этим фактом, на мой взгляд, объясняется отсутствие отчества В.Котлинского в списках кавалеров Ордена Св.Георгия, изданных уже после 1991 года.

Read more... )
Read more... )


Итого. Можно сделать несколько выводов.
1.Мы нашли могилу брата Котлинского на Мироносецком кладбище. Учитывая все факторы и вероятности, это почти чудо и невероятно удачное стечение обстоятельств. Если принять во внимание, что Псков очень пострадал в годы ВОВ, кладбище по размерам большое и в очень плачевном состоянии, а могилу мы искали совершенно наобум.
2.С большей долей определенности можно предположить, что заброшенные могилы рядом с захоронением Евгения,- могилы отца, брата и матери.
Логическое обоснование следующее. Евгений Котлинский умер в 1960-е годы. В это время хоронили уже очень далеко от дореволюционной части кладбища и далеко от церкви, но Евгений Карпович погребен совсем рядом со зданием храма среди немногих сохранившихся дореволюционных могил.
Вопрос нуждается в дальнейшем уточнении в архиве местного ЗАГСа ,где я попытаюсь найти документацию кладбища. Шанс найти могилу офицера до сих пор есть.
И, наконец, самое главное.
Мы установили отчество, вероисповедание, происхождение и год рождения командира «Атаки Мертвецов».
Владимир Карпович Котлинский, из крестьян Минской губернии, православный, родился 10 июля 1894 года. Он был убит под Осовцом несколько недель спустя после своего 21 дня рождения.

Profile

elena_2004: (Default)
elena_2004

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:47 am
Powered by Dreamwidth Studios