elena_2004: (Default)
[personal profile] elena_2004
http://www.socialcompas.com/2016/11/22/vyselenie-nemtsev-iz-chehoslovakii-1945-46-gg/
В результате выселения немцев на территории современной Чехии было ликвидировано около трех тысяч населенных пунктов, в том чис­ле и районные центры. Страна лишилась не только сотен тысяч квалифицированных рабочих и специалистов, но и призывников в армию. Однако Бенеш был доволен — его мечта о создании однородного наци­онального славянского государства сбылась.
После выселения в ЧСР осталось примерно 250 тысяч немцев, граж­данские права которых были сильно ограничены. Они должны были отмечаться в полиции, не имели избирательного права, им запреща­лись массовые демонстрации. По карточкам немцы получали столько же продуктов, что и евреи во время гитлеровской оккупации. Немцам было запрещено выходить из дома после 21:00. В некоторых местах им предписывали вставать по стойке смирно при виде чехословацких или советских офицеров. В других местам немцам запрещали ходить по тротуарам. В ряде мест запретили богослужения на немецком языке. У немцев отбирали автомобили, а зачастую и велосипеды. Было запре­щено говорить по-немецки в общественных местах.
Советское посольство в Праге отмечало в июле 1945 года:
«В Судет­ской области немцы-антифашисты на дверях имеют таблички от Мини­стерства Внутренних Дел, которые охраняют их от выселения. Однако антифашистам местные власти работы не дают, и нормы продуктов им ниже, чем чехам»[18].
Характерно, что по сей день, несмотря на жесткое давление Германии, все политические силы Чешской Республики единогласно под­держивают «декреты Бенеша» о выселении немцев из ЧСР (всего было издано 143 таких декрета, причем первые из них еще во время лондон­ской эмиграции Бенеша в годы войны), которые к тому же были осу­ществлены при поддержке ведущих стран Антигитлеровской коалиции и фактически санкционированы решением Потсдамской конференции СССР, США. Англии и Франции.

Имущество всех выселенных поступило в распоряжение государства (декрет Бенеша № 108 от 25 октября 1945 года). Примечательно, что сначала по декретам Бенеша выселению под­лежали и евреи, которые по переписи 1930 года записали себя немцами. Таких тогда было 40000, а к концу войны в результате нацистских репрессий это число сократилось до 3-5000. Однако приказом МВД ЧСР, которое тогда возглавляли коммунисты, от 13 сентября 1946 г., было установлено, что все евреи, которых таковыми объявили нацистские расовые законы [установленные в протекторате другом Бенеша Гахой], считаются пострадавшими от нацизма и выселению не подлежат.

Коммунисты поддержали выселение немцев скорее всего потому, что Сталин уже дал на это Бенешу свое согласие в декабре 1943 года. КПЧ учитывала в своей политике антинемецкие настроения подавляющего большинства населения страны, которые активно раздували Бенеш и на­циональные социалисты. Выселение немцев скорее ослабляло перспек­тивные позиции партии, так как среди судетских немцев до 1938 года было довольно много коммунистов и левых социал-демократов.

Поэтому на VIII съезде КПЧ в марте 1946 года Готвальд публично поддержал выселение немцев, но постарался придать процессу не на­циональный, а социально-экономический и антифашистский оттенок:

«Вторая задача после освобождения республики — использовать до кон­ца военный разгром гитлеровской Германии и ее сателлитов, чтобы из­бавить республику от пятой колонны в лице немецкого меньшинства. Из этого ясно вытекает наше категорическое требование переселения немцев и заселения наших пограничных районов чехами и словаками. Нужно, чтобы наш народ знал, что это национальное и государственное требование с первого же момента встретило полное понимание и поддержку Советского Союза, и что товарищ Сталин на памятной нам Пот­сдамской конференции добился признания также со стороны Англии и США нашего требования о переселении немцев, в результате чего наше право на переселение немцев было признано в международном плане…

Одновременно с переселением немцев семимильными шагами идет вперед историческое дело заселения чешского пограничья чешским населением. Мы передаем в руки простых чешских людей — крестьян, ремесленников и торговцев — бывшие немецкие хозяйства, мастерские и торговые предприятия на исключительно выгодных условиях. Конфискованную немецкую промышленность и банки мы включаем в на­ционализированный сектор, передаем государству огромные лесные массивы, крупные курортные центры и все богатства недр… В этой свя­зи я хотел бы обратить ваше внимание на одну бросающуюся в глаза черту, которая также характерна для нашего народного режима: в исто­рии не много можно найти примеров такой честности и бескорыстия, с какими проходит весь этот огромный процесс перераспредления земли и многих других ценностей… здесь нет места всякого рода подкупу и мошенничеству»[19].

Выселение немцев сильно укрепило популярность КПЧ в народе, причем среди всех слоев населения. Чехи понимали, что выселение ста­ло возможным только вследствие победы «коммунистической» Крас­ной армии в войне против Германии. К тому же именно национальные комитеты, где у коммунистов были очень сильные позиции, распреде­ляли среди чехов и словаков собственность выселенных.

Таким образом, в начале 1946 года Чехословакия была новым государством в социально-экономическом, политическом и даже национальным смысле. Но только для коммунистов и части социал-демо­кратов политические и экономические реформы были реализацией их давней марксистской программы, первыми шагами на пути в но­вое социалистическое общество. Напротив, национальные социалисты и народники вместе со словацкой демократической партией считали национализацию и создание национальных комитетов данью послево­енным революционным настроениям народа. Бенеш, главный и самый авторитетный конкурент коммунистов, полагал, что вскоре револю­ционные настроения людей улягутся, как было после Первой мировой войны. А это будет означать, что компартия потеряет сторонников и станет возможным вытеснить ее из правительства. В этой игре Бенеш рассчитывал не только на помощь Запада, но и на нейтралитет Стали­на. Ведь терпели же в Москве некоммунистическое правительство Фин­ляндии при условии военно-политического союза этой страны с СССР. Такой же Финляндией Бенеш хотел сделать и Чехословакию».

Платошкин Н.Н. Весна и осень чехословацкого социализма. Чехословакия в 1938-1968 гг. Т.1. Весна чехословацкого социализма. 1938-1948 гг. М.: Ун-т Дмитрия Пожарского, 2016.

P.S. Из этой не лучшей истории мы видим, во-первых, что буржуазный национализм не бывает «хорошим и добрым». Создание «гражданской нации» (её самоопределение «по Вильсону») неотделимо от этнических чисток — и потому, что конкурентное общество непрерывно подогревает деление на «мы и они» (оно возникает непроизвольно, будучи в конкурентном обществе выгодным для обоих сторон, а вот при социализме сохраняется как пережиток), и «отвести глаза» от классовых врагов и фашистов в своей среде гораздо проще указанием на «фашистскую национальность».

Во-вторых, закон в буржуазной демократии не бывает «один для всех» — помимо того, то он не для рабочих и бедняков (и тем более не для защитников демоса, коммунистов), из него исключаются «чужаки»: когда те, а когда эти, в зависимости от нужд буржуазии по перенаправлению народного гнева. Для «чужаков» – коллективная ответственность, уничижающие стереотипы и зачистки; что одновременно сигнал недостаточно «национально-сознательным», чтобы больше укуривались соответствующей мифологией и даже не пробовали уйти из стаи.

В третьих, сравнение депортаций немцев в Чехословакии с однотипным наказанием за ту же вину крымских татар или карачаевцев в СССР показывает, что сталинские депортации вполне соответствовали практике цивилизованных и демократических стран той эпохи. В чём проявился не лучшего рода сталинский прагматизм: что было естественно для буржуазного общества, укрепляло и сплачивало его, более прогрессивное советское тянуло назад и вредило ему.

В выселениях крымских татар, калмыков, карачаевцев и пр. народов, где было достаточно сильное прогитлеровское движение, есть крайне неприятный для коммунистов момент, который чётко отметил антисоветчик С.И.Липкин в «Декаде», этим депортациям посвящённой. Ведь когда выслали всех балкарцев, калмыков и карачаевцев: и райкомовцев, и воинов РККА, и бывших красных партизан, то тем самым Советская власть делом утверждала примат национального над интернациональным, коллективной ответственности над личным выбором (благодаря которому красные победили белых в гражданскую, иначе бы «старый мир» взял своё).

Иными словами, практика советской власти здесь отрицала её собственную идеологию, чего быть не должно. Что в долговременной перспективе работало и против коммунистической идеи, и против государства СССР, ибо как и выселенным и оставшимся было показано, что вот здесь «нация» — уже более важная характеристика индивида, чем идейность (а может быть, — возникала нехорошая мысль – и где-то ещё? Или даже везде?).

Или когда в 37-38 гг. из обычного подозрения в неблагонадёжности (восходящего к практикам царской России) были погублены многие красные латыши, эстонцы и поляки, нашедшие себе убежище в СССР, то потом после освобождения этих стран в 1940-м и 1945-м, остро не хватало кадров для соцстроительства. Приходилось брать даже тех, кто сотрудничал с немцами и пр. Из-за чего (в сочетании с неестественно мягкими наказаниями для гитлеровских прислужников из этих народов) привело к ситуации, когда денацификация там как следует так и не была произведена, с понятными следствиями в 1989-м. Link

Profile

elena_2004: (Default)
elena_2004

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:23 am
Powered by Dreamwidth Studios